Геннадий Головкин. «Правда в боксе никому не нужна»

04.04.2022

Чемпион мира по версии IBF в среднем весе (до 72,6 кг) казахстанец Геннадий Головкин (41-1-1, 36 КО) стал гостем подкаста "The Fight with Teddy Atlas", где дал интервью популярному в США обозревателю единоборств.

В интервью Геннадий поведал о своей нынешней мотивации, проблемах выхода на пик формы, прокомментировал возможный третий поединок против абсолютного чемпиона второго среднего веса (до 76,2 кг) из Мексики Канело Альвареса (57-1-2, 39 КО), а также ответил на вопрос о своём прошлом и нынешнем наставниках.

Напомним, на 9 апреля у Головкина запланирован объединительный поединок против японца Рёты Мурата.


— Геннадий, вы достигли всего, чего может достичь боец. Вы серебряный медалист Олимпиады, вы чемпион мира в среднем весе, у вас 20 успешных защит подряд. Вы действительно стали одним из самых больших имён в спорте за последние десять лет. Вы заработали много денег, слава Богу. Вам сейчас почти 40 лет. На сегодняшний момент, что вас мотивирует? Чего осталось достичь Геннадию Головкину?


— Это хороший вопрос. Наверное, тяжело уже говорить о какой-то мотивации. Здесь не только одна мотивация, здесь, наверное, какой-то образ жизни. Скажу так, что в данный момент я чувствую себя очень хорошо, здорово.

При том образе жизни, который я веду, я ещё могу себе позволить боксировать. Наверное, не было такого случая, такого человека, кто бы прям так, меня отодвинул от бокса. Пока бокс в моей жизни. Я рад, что справляюсь со всеми своими обязанностями, как спортсмена, так и простого гражданина.


— С наступающим днём рождением вас, кстати. Геннадий Головкин когда-нибудь ожидал, что он будет драться в 40 лет?


— [смеётся] Спасибо. Вы знаете, конечно, я не предполагал, что в 40 лет я буду действующим бойцом. Не играть в какие-то игры, а быть именно профессиональным бойцом. Я надеюсь, что в свои 40 я буду себя чувствовать так же, как и в 39. То есть я буду себя чувствовать довольным, я буду здоровым. Я хочу сказать, что в 40 хотелось бы чувствовать себя великолепно.


— С момента крайнего боя прошло почти полтора года. Когда такой длительный простой, то может быть очень сложно. Ты хочешь быть подготовленным, но не хочешь перетренироваться из-за того, что ты так долго не был активным. Как проходит лагерь, как вы себя чувствуете, и что мы можем ожидать?


— Хотелось бы сделать комплимент Тедди. Сразу видно, что вопрос профессиональный и с большим опытом. Это действительно так. В том плане, что подготовка идёт долго. За это время можно было отбоксировать два-три раза. То есть я уже 2 раза был на пике, и сейчас в таком процессе, когда надо удержать стремление, свою мотивацию, опять прийти в свой пик. Это, наверное, первая задача, которая сейчас стоит передо мной.


— Со всеми вашими достижениями, с отличным наследием, которые вы заработали уже сейчас, можете ли вы быть удовлетворены тем, что когда придёт время, вы, как говорится, сможете уйти в закат без ещё одного поединка против Канело? Для вас важно почувствовать себя удовлетворённым поединком против него прежде, чем вы завершите свою карьеру, несмотря на то, что вы так много всего достигли? Существует или нет необходимость ещё одного поединка с ним?


— Это такой вопрос, на который как бы я ни ответил, найдётся куча людей, которые найдут в моём ответе какие-то подковырки. Как и на мои заслуги. Если говорить о моих заслугах, то всегда находятся какие-то люди, которые пытаются не признавать это, то есть занимаются самообманом. С другой стороны, я скажу честно, как я вижу это всё. Никто не знает, как оно будет.
Будет бой — будет здорово, не будет боя — опять же, наверное, будет здорово в том плане, что должно случиться, то случится. Я к этому отношусь очень спокойно. Я смотрю реальности в лицо. Как оно будет, так оно будет. Давайте вообще эту тему с Канело оставим. С удовольствием поговорим об этом после боя в Японии.


— Мы всегда говорим, что стили делают поединки. Что вы ожидаете от Мураты? Какой поединок мы увидим?


— Нельзя никак принижать достоинства Мураты. Тем более, я подчеркну, что мы будем боксировать в Японии, мы поедем в Японию. Как показывает наш опыт, Япония приносит большие сюрпризы, что делает наш бой ещё интереснее. Я думаю, действительно стили делают поединки, и у нас 2 очень откровенных, интересных стиля, которые тяжело предсказать, которые подарят большой боксёрский праздник, боксёрский вечер всем болельщикам, кто будет смотреть этот бой или кто придёт на этот бой. Вообще для мира бокса — это будет одним из лучших боёв в этом году.


— Я верю, что вы всё ещё непобедимы. Это не из-за того, что вы на нашем шоу. Я говорил это на ESPN сразу после поединка. Я считал, что вы выиграли оба поединка против Канело. Я знаю, что это было вчера, я знаю, что вы идёте в завтра, но это нужно сказать.

Мне кажется, что первый бой вы выиграли, преследуя его, были, так сказать, Головкиным. А во втором вы показали другое измерение, вы выиграли его своим джебом. Что вы чувствуете сейчас, спустя годы, об этих двух поединках? Объясните мне и зрителям, как вы относитесь к этим поединкам? Я знаю, что вы не оглядываетесь назад, я это понимаю.

Но почему судьи вынесли решение не в вашу пользу? Они объявили ничью в первый раз, что мне показалось ограблением. И второй раз также было ограбление. Что вы чувствуете, когда всё сводится к тому, что он большой генератор денег в бизнесе? Ответьте на этот вопрос, насколько вам будет комфортно.


— Мне вообще не больно об этом говорить. Я всегда говорю об этом. Мне правду сказать? Я знаю, что правда — она, в принципе, не нужна никому. Но те люди, которые говорят правду или придерживаются своего мнения, — я считаю, что это неплохая черта у человека. Я считаю, что, конечно, победил в этих двух боях, кто бы что ни говорил.

То есть это лицемерие людское, оно, как показывает практика, оно в большинстве случаев преобладает. Говорить, как это выглядело? То есть правило того бизнеса, в котором мы находимся… и если это случилось, значит как-то это всё-таки работает. Просто это надо понять. Здесь не надо говорить, что это плохо или это хорошо. То есть надо просто понимать, что это одно из правил бизнеса.


— Вас долго тренировал Абель Санчес. Сейчас вы тренируетесь под руководством Джонатона Бэнкса. В чём разница?


— Сейчас в лагере меня окружают хорошие специалисты. В любом виде спорта нужно прогрессировать, надо развиваться. Оно идёт во всём. У меня отличный диетолог. Это не для того, чтобы мне было хуже, а для того, чтобы было лучше. Когда ты нуждаешься в этом, когда у тебя есть специалисты, такая сильная  команда действительно делает тебя сильнее. Это тебе помогает. В данный момент я могу себе это позволить, что все эти специалисты работают со мной. 

Что касается вопроса: «Чем отличается Джонатон Бэнкс от Абеля Санчеса?» Вы поймите меня правильно, я не хочу говорить сейчас плохо о ком-то. О том же Абеле или о том же Бэнксе. Это совершенно разные люди, с совершенно разным мировоззрением вообще. Я сейчас нахожусь просто в другой ситуации. За всё, что дал мне Абель — я ему очень благодарен. Я это очень сильно ценю.

В данный момент я работаю с Джонатоном Бэнксом, которому я также благодарен, которого я также очень сильно ценю как своего тренера, как своего наставника. Это же один из этапов жизни. Говорить, что я забыл про всё то, что было в прошлом, и начал изучать всё новое — нет, это просто дополнение. Я думаю, от этого я буду только лучше. Я думаю, это меня точно не испортит.
Ранее Головкин подал в суд на компанию Де Ла Хойи: требует более $3 млн. 

Автор: Иван Усачёв

Назад в раздел