Юрий Радоняк

15.12.2017

Юрий Радоняк

Не пропустить в олимпийский финал великого поляка Лешека Дрогоша мог только боксёр незаурядный, выдаю­щийся, каковым, вне всякого сомнения, и являлся Юрий Радоняк, один из самых ярких воспитанников знаменитой кубан­ской школы бокса. Он первый из вели­колепной плеяды краснодарских масте­ров кожаной перчатки, кто боксировал в финале на Олимпийских играх, пер­вый, кто стал чемпионом Союза, нако­нец, первый из кубанцев, кто возглавил национальную сборную СССР. Разве че­ловек, столько раз бывший первым, не заслуживает звания короля ринга?

Первый ринг

Радоняки перебрались в Краснодар из Гроз­ного сразу после войны. Их большая семья — бабушка, мама и трое детей — поселилась на улице Октябрьской. Жили впятером в одной комнате, нуждались во всём: отец погиб на фронте, и тётя Катя, как называли мать буду­щих корифеев отечественного ринга соседи, тащила семью сама как могла. Радоняков по­любили в округе сразу: добрые, хлебосольные,
хотя своих ртов хватало. Но тогда все помогали друг другу, делились чем могли. Непо­далёку, на улице Ленина, жила се­мья Бадал, пережившая блокаду Ленингра­да. Братья Саур и Зиля быстро подружилась с Юрой, Мишей и Людой Радоняк — они были почти сверстниками.

Ребята часами гоняли мяч на Затоне. «Эти футбольные сражения закалили нас физиче­ски, мы стали удивительно выносливыми», — вспоминал потом Юрий. Он выделялся среди друзей внутренней культурой, врождённой интеллигентностью. Рос тихим, спокойным, не драчливым. Уже тогда в нём была заметна какая-то дипломатичность. В характере бу­дущей первой перчатки страны, казалось, не было ничего такого, что бы располагало к за­нятиям боксом. Но когда во дворе появилась самодельная боксёрская груша, глаза Юрия радостно загорелись. Он вместе со всеми ко­лотил по мешку с большим удовольствием. Спустя некоторое время кто-то раздобыл на­стоящие боксёрские перчатки. Старые, рваные — зато настоящие! Надевали их по оче­реди, и это были самые счастливые минуты в жизни ребят.

Азы настоящего бокса познавали у Нико­лая Тимофеевича Бесценного, директора Дома физкультуры на улице Орджоникидзе, бывшего циркача, влюблённого в ринг и кожаные пер­чатки. Именно он организовал первую в горо­де секцию бокса. Надо было видеть, с каким нетерпением, трепетом мальчишки спускались в подвал, где был установлен ринг, — они жда­ли этого момента как праздника. Чуть позже Юрий стал тренироваться у Евгения Поликар­пова, многое дал ему и Евгений Коган, впо­следствии специалист высочайшего класса...

Но эпоха классического бокса в Краснода­ре началась с появлением Леонида Кривоно­са. Юрий Радоняк, Анатолий Лагетко, Саур Бадал, его первые и самые талантливые ученики, словно оказались в другой стране: многое для них начиналось впервые — новая стойка, но­вые удары, серии ударов, новые манёвры, не­изведанные пути к победе... Именно у Криво­носа эта великолепная тройка раскрылась во всей красе, при нём их мастерство засверкало сочными, ослепительными красками. Леонид Павлович уже тогда разглядел в Радоняке- старшем, Юрии, задатки большого мастера. В отличие от своего друга Анатолия Лагетко, Юрий не был так щедро одарён природой, по крайней мере, его данные не бросались в гла­за. Зато какой характер, какая воля, какое тру­долюбие, какая жажда победы, какое упорство! Мастером спорта международного класса, а главное — боксёром самобытным, классным, Радоняк стал у Кривоноса. Он, и никто другой, сделал Юрия Радоняка таким, каким знает его боксёрский мир.

Разве можно отказать Покрышкину?

Учился Юрий в знаменитой второй крас­нодарской школе, которую, кстати, окончили и Евгений Коган, и СаурБадал, и Виктор Ан­дреев, которому все прочили в боксе большое будущее, и многие другие будущие спортивные знаменитости... Любопытно, что в юношеском возрасте Юрий Радоняк и СаурБадал встреча­лись между собой восемь раз! На счету каждо­го по четыре победы. «Эту ничью я ценю так же высоко, как и некоторые награды, завоёванные на престижных турнирах, — говорит Саур Базович. — Я думаю, немного в стране боксёров, имеющих такой баланс во встречах с Радоняком...»

После восьмого класса Юрий поступил в не­фтяной техникум. Активные занятия боксом не помешали ему хорошо учиться, получить ди­плом, и он очень этим гордился. Юрий тянул­ся к знаниям, много читал. Когда его призвали в армию, служил в родном городе в батальоне связи и защищал цвета Северо-Кавказского во­енного округа. Впечатляющие победы армейца из Краснодара заинтересовали Москву, с ред­ким упорством собиравшую в столичный кулак лучшие спортивные силы страны. И однажды Юрий Радоняк предстал пред очами трижды Героя Советского Союза Александра Покрыш­кина, возглавлявшего в ту пору ПВО страны. Прославленный лётчик был краток: «Кварти­ру сейчас обещать не могу, а вот комнату для начала — это без проблем. Думайте...» Юрий принял это приглашение. И вскоре он стал мо­сквичом, получив жильё неподалёку от станции метро «Новослободская». Москвичом — по прописке, а по образу и духу своему он оста­вался кубанцем. «Только в Краснодаре я дышу полной грудью...» В столицу Радоняк пере­брался уже зрелым мастером: трёхкратным чемпионом РСФСР, обладателем серебряной медали чемпионата Советского Союза. Москва новичков не приглашала: на носу были Олим­пийские игры в Риме — нужны были звёзды...

Боксёром Юрий Радоняк был изумитель­ным. Высокотехничным, гибким, с потрясаю­щим чувством дистанции. Его уникальная левая рука творила чудеса. Она вставала непреодо­лимой преградой на пути перчаток соперни­ков — достать Юрия было просто невозможно, если, конечно, он сам не давал для этого пово­да. Очевидцы вспоминают поединок многолет­ней давности между Радоняком и легендарным Владимиром Енгибаряном. Уж как старался олимпийский чемпион, признанный виртуоз ринга, владевший богатейшим арсеналом тех­нических приёмов, раскрыть Радоняка так и не смог. Всякий раз Юрий ловко уходил от ковар­ной атаки соперника. Не приносили успеха и по­пытки краснодарца. Так и кружили они по рингу, словно пчёлы над цветком... Но надо знать Ра­доняка. Такие поединки не доставляли ему удо­вольствия. И он, жёсткий, агрессивный, нередко шёл на обмен ударами. В бою Юрий не ведал страха, славился своей бескомпромиссностью и отвагой. Он не считался нокаутёром, но после его ударов соперники частенько оказывались на полу. Такие открытые бои, естественно, не могут развиваться с односторонним успехом. И всё же Радоняк не отказывался от сражений такого рода — его горячая натура жаждала приключе­ний. В жизни Юрий был мягким человеком, не­обыкновенно добрым, выходя на ринг— преоб­ражался. Его решительность не знала границ, ему присущ был атакующий стиль с многоудар­ными сериями.

Юрий любил импровизировать на ринге, его манёвры отличались быстротой и разно­образием, — к ним просто невозможно было приспособиться. Во втором полусреднем весе, в котором выступал Радоняк, в разное вре­мя блистали такие выдающиеся мастера, как Ричард Тамулис, Юрий Громов, Геннадий Бо­яршинов, Юрий Драгушин, Вениамин Шаргородский, Эдуард Борисов, Игорь Соболев, но и в этой великолепной компании краснодарец чувствовал себя уверенно: грозные соперники его уважали, откровенно побаивались. Встреча с Радоняком — всегда непростое испытание. В 1958-м Юрий уступил в финале Бояршинову, в 1959-м первой перчаткой стал Тамулис, но в 1960, олимпийском, году победил Радоняк, получивший право представлять страну на Олимпийских играх в Риме. В решающем пое­динке кубанский спортсмен имел подавляющее преимущество над талантливым боксёром из Баку Архиповым. Бронзовыми наградами тогда довольствовались Бояршинов, окончательно утративший олимпийские надежды, и Трепша из столицы Латвии, который потом неоднократ­но поднимался на пьедестал почёта, но так и не стал первой перчаткой страны.

Бои в Вечном городе

На ринге в Вечном городе свой первый бой Юрий провёл с боксёром из ГДР Гузе. Это был тяжелейший поединок. Радоняк изменил свое­му стилю: решил подавить соперника мощью своих атак. Могучие удары следовали один за другим с обеих сторон. Немец оказался на­стырным, упрямым, жёстким. Лишь в третьем раунде мощнейшая атака Радоняка предопре­делила исход соперничества. ОшеломлённыйГузе едва устоял на ногах, и это не ускользнуло от арбитров. Да и на зрителей мастерство Ра­доняка произвело впечатление.

Затем краснодарца ожидал темнокожий представитель Ганы Квартей. Дело закончи­лось нокаутом во втором раунде. Не устоял и испанец Наварро, которого Юрий все три ра­унда гонял по рингу. В полуфинале — встре­ча с поляком ЛешекомДрогошем, двукратным чемпионом Европы, прозванным «чародеем ринга», одним из самых одарённых учени­ков Феликса Штамма, величайшего тренера XX века. Никто из специалистов и 15000 зрите­лей, заполнивших «Палаццо делле спорт», не сомневался в успехе феноменального поляка, не скрывавшего, что приехал он в Рим за золо­той медалью.

Этот бой стал украшением олимпийского турнира. В поединке против Дрогоша все уви­дели Радоняка во всём блеске, таким, как в том хорошо известном бою с Енгибаряном. Тонкие манёвры, филигранное техническое мастер­ство, отточенные комбинации, контратаки на отходах, неожиданные хлёсткие удары... Это явилось полной неожиданностью для опыт­нейшегоЛешека. Несмотря на свой высочай­ший класс и феноменальную технику, лисью хитрость, Дрогош так и не сумел подступиться к сопернику. В примерно равном бою Радоняк был чуть быстрее, чуть точнее искушённого по­ляка, и трое из пяти судей отдали предпочтение советскому боксёру. Сенсация, но из разряда закономерных. В соперничестве с Дрогошем Юрий проявил все свои лучшие качества: стойкость характера, блистательную технику, тактическую гибкость... Быть может, этот бой стал лучшим в карьере нашего великолепного мастера... Надо отдать должное Дрогошу, для которого проигрыш стал настоящей трагедией. Лешек нашёл в себе силы признать: «Мой со­перник был лучше и заслужил эту победу... Ра­доняк— выдающийся мастер...»

Двукратный чемпион Евро­пы в первом среднем италь­янец Джованни Бенвенутти, соперник Радоняка в финале, считался одним из сильнейших боксёров того времени. Чтобы выиграть олим­пийское золото, Джованни пе­ребрался в более лёгкую весовую категорию. Конечно, итальянец выглядел мощнее Радоняка, который отдал много сил в поединке с Дрогошем. У Бенвенутти соперники были попроще. Под неистовый рёв трибун итальянец бросился в атаку. Юрий встретил достойно — завязался тяжёлый бой. Во втором раунде Джованни пере­хватил инициативу, но в третьем уже Юрий вы­глядит убедительнее... Победителем признают итальянца. Обезумевший от радости Бенвенут­ти обхватывает колени Радоняка и, подняв его, бегает по рингу... Перейдя в профессионалы, Бенвенутти и там стал первой перчаткой.

Главный тренер сборной СССР

После Рима Юрий Радоняк, отдавший на Олимпийских играх все силы, как мораль­ные, так и физические, больше ничего не вы­игрывал. Олимпиада в Риме — вершина его спортивного творчества. Повесив перчатки на гвоздь, Юрий Михайлович 14 лет трудился старшим тренером в ЦСКА, воспитывал спор­тсменов высокого класса. В это время армей­ский бокс в стране достиг своего расцвета, поднялся на новый уровень. Педагогический дар Радоняка привёл его на пост главного тре­нера сборной СССР. Под руководством этого великолепного специалиста советские масте­ра кожаной перчатки завоевали пять олим­пийских наград, выиграли на двух чемпиона­тах Европы десять золотых медалей, четыре серебряные и две бронзовые, на чемпионате мира — восемь медалей: две золотые, две се­ребряные и четыре бронзовые. Краснодарский тренер Леонид Кривонос взрастил личность — яркую, многогранную. Юрий Радоняк вошёл в историю мирового бокса. В сердцах болель­щиков Юрий останется как один из самых му­жественных мастеров кожаной перчатки, как удивительный человек, щедро отдававший своё тепло людям.

Автор: В.Т.Анфиногенов


Назад в раздел