Степашкин Станислав

24.10.2017

Степашкин Станислав

«Русский танк», олимпийский чемпион, дваж­ды чемпион Европы, неоднократный чемпион СССР — это Станислав Степашкин. Но прежде всего для меня он был мужем, с которым мы прошли долгий жизненный путь длиной в полве­ка. «Неразлучники» — это о нас. Отношение друг к другу проявлялось в том, что все обыденные дела мы делали вместе, и все его победы и до­стижения в боксе — тоже совместная наша рабо­та. Стас готовился к соревнованиям, и я настра­ивала его на победу, заботилась о его режиме, когда он был дома. Была возможность, и я вме­сте с ним ехала на оздоровительные сборы. Я ви­дела все бои, которые Стас проводил в Москве. А после вместе устраивали «разбор полётов». Я научилась разбираться в тонкостях бокса, зна­ла его противников, на что они были способны. Вместе мы дума­ли, как противо­стоять им, какие приёмы использо­вать для победы.

Всё это, конеч­но, на семейном уровне. Часто мы спорили друг с другом, иногда по мелочам, а иногда, когда это касалось бокса, дело доходило до ссор. Но всё это не только не ме­шало нам в жиз­ни, но ещё более сближало. Можно сказать, что мы жили единым ды­ханием.

Стас окончил и ндустриальный техникум, во время учёбы выступал за спортивное общество «Трудовые резервы», позже поступил в институт физкультуры в школу бокса и перешёл в коман­ду ЦСКА, где его тренером стал Ю.П. Соколов. В ЦСКА он добился высочайших спортивных успехов, стал чемпионом XVIII Олимпийских игр в Токио.

После завершения спортивной карьеры Стас побывал в качестве тренера в Алжире, на Сейшельских островах, в Камеруне. В этих ко­мандировках с ним была и я. Команда боксёров Алжира под его руководством выиграла все по­единки на Средиземноморских играх у боксёров Южной Европы, в том числе Италии и Испа­нии, и заняла первое место. В дальнейшем он занимал долж­ность старшего тре­нера сборной коман­ды Москвы по боксу.

Ещё при жизни Станислава был от­крыт клуб его имени на улице Смольной в Москве. Инициаторами создания клуба были Владимир Николаевич Гра­чёв и его супруга Людмила Ивановна.

Добрый, прямой, открытый характер был у Стаса. Он говорил что думал, делал что поло­жено. И по жизни он шёл как танк — напролом.

Его характер по­могал ему бороть­ся с долго длив­шейся болезнью.

Последние годы Стас тяжело болел. Сказались и тяжёлые бои на боксёрском ринге, и постоян­ное напряжение. Ни на минуту я не оставляла его одного. В пери­од обострения болезни Стас ле­жал в больнице, где с ним всегда была я. Забота и уход позволяли ему чувствовать себя лучше. В это время мы ходили на соревнования, смотрели боксёр­ские поединки, вспоминали бои Стаса, сравни­вали бокс минувших времён с современным.

Рука об руку мы прошли всю жизнь, в горе и радости всегда были вместе. Это был мой мир.

Наши друзья, Федерация бокса поставили памятник на могиле Станислава Степашкина.

Имя его часто вспоминают, появляются ста­тьи в журналах. Боксёры России не забывают своих героев.

Значит, не только я храню память о нём, но и нынешние, и будущие поколения будут знать и помнить о спортивных подвигах «Русского танка».

1 сентября  день рождения од­ного из самых ярких представителей советского бокса Станислава Ивановича Степашкина. Вот уже два года как нет с нами этого улыбчивого, всегда доброжела­тельного человека, олимпийского чемпиона 1964 г. в полулёгком весе, двукратного чемпиона Европы 1963, 1965 гг., трёхкратного чемпиона СССР 1963-1965 гг., заслуженного мастера спорта.

Маленький Стасик ещё не научился ходить по земле, как началась Великая Отечественная война. Таким образом, его раннее детство выпало на тяжёлые военные годы и прошло в Красносель­ском районе столицы. После окончания войны у него поя­вился брат Коля, и семья пе­реехала на улицу Почтовую.

С. Степашкину — чемпиону Олимпийских игр

Ни награды и ни званья 

Не откроют нам лица.

Лишь народное признанье 

Даст картину молодца.

«Русский танк», чего же боле! 

Нет преград богатырю... 

Матъ-Россия, чисто поле, —

За сынов благодарю.

Б. Курочкин


ЗВЁЗДНЫЙЧАС СТАНИСЛАВА СТЕПАШКИНА

Неподалёку от их дома, на улице Бакунинской, находился спортивный зал, куда в 1955 году Стас пришёл заниматься боксом.

С ним вместе в зал приходил и маленький Коля, который старался во всём подражать стар­шему брату. Впоследствии он стал неплохим боксёром, но до уровня Станислава всё же не дотянул. Во всяком случае его имя в большом спорте отмечено не было.

Надо сказать, что в 50-е годы бокс в Со­ветском Союзе имел огромную популярность, десятки тысяч мальчишек во всех уголках не­объятной страны с удовольствием посещали многочисленные секции бокса. Бокс был не только всенародным, но и самым авторитет­ным видом спорта в восприятии тогдашней мо­лодёжи. Кроме того, именно бокс был главным видом спорта в системе советского профтехо­бразования. Многие знаменитые боксёры тех лет начинали своё знакомство с боксом в залах Всесоюзного добровольно-спортивного обще­ства «Трудовые резервы». В их числе оказался и Станислав, которому здорово повезло с тре­нером Александром Александровичем Чебота­рёвым — хорошим тактиком и стратегом, умев­шим в доступной форме передать свои знания ученикам. Вместе со Степашкиным у этого же наставника тренировался и другой в будущем знаменитый боксёр Борис Никоноров, который был непримиримым соперником для Станисла­ва на ринге и хорошим другом в жизни.

С первых же шагов в боксе тогда ещё юный Стас зарекомендовал себя агрессивным, на­пористым и бесстрашным бойцом. Этими каче­ствами он отличался и в годы своего спортивного расцвета. Опытный наставник Чеботарёв сумел отшлифовать сильные качества Степашкина, на­править агрессию и натиск в нужное русло, тем самым заложив фундамент для будущего зре­лищного стиля этого боксёра. Бескомпромисс­ная манера боя ведения боя Степашкина стави­ла даже самых сильных и умелых соперников в тупик, и довольно часто Станислав заканчивал поединки досрочными победами. Всего в его боксёрской карьере было 60 досрочных побед из 193 выигранных поединков, что для полулег­ковесов (до 57 кг) является очень солидным по­казателем. Обычно он навязывал противникам жёсткий бой на средней и ближней дистанциях, непрестанно осыпал их сериями быстрых, но в то же время и акцентированных, мощных ударов. А его удару могли позавидовать и боксёры-тяжеловесы.

 Как-то в советской прессе промелькнула информация о том, что сила удара Станисла­ва Степашкина составляла 700 кг! При том, что этот показатель у тяжей обычно составляет 400-500 кг.

Середина 60-х — годы расцвета уникально­го боксёрского таланта Станислава Степашкина. Стиль боя, предлагаемый им, был очень близок профессиональному боксу. Даже на фоне дру­гих бойцов своей эпохи Степашкин выделялся предельной, можно сказать, испепеляющей са­моотверженностью и агрес­сивностью. Его физическая го­товность и энергия поражали соперников и специалистов.

Ничего удивительного, что при наличии таких качеств, выступая на Олимпийских играх 1964 года в Токио, Ста­нислав Степашкин, в полном соответствии со своим гроз­ным прозвищем «Русский танк», буквально катком про­ехал по своим соперникам, нокаутировав на пути к фи­налу четверых из пяти. В пое­динке за олимпийское золото Станислав встретился с фи­липпинцем Антони Вильяну­эвой (ставшим впоследствии чемпионом мира среди про­фессионалов), который тоже подошёл к решающему бою с четырьмя досрочными по­бедами. Это был поединок, достойный войти в анналы олимпийского бокса. В одном из интервью Станислав Ива­нович так вспоминал об этом поединке: «Первый раунд, я считаю, закончился вничью, второй — может быть, с его небольшим преимуществом, а в третьем я уже освоился и с лихвой наверстал упущенное — судьи отдали мне победу с перевесом в одно очко. Правда, не сразу, нервная пауза перед объявлением по­бедителя тянулась до неприличия долго. Стоя в эти, может быть, самые трудные в моей жизни минуты на ринге, я краешком глаза отыскал за столом официальных лиц президента Междуна­родной любительской ассоциации нашего Нико­лая Александровича Никифорова-Денисова и, не отрываясь, следил за каждым его движени­ем, стараясь по выражению лица определить, как идёт судейское обсуждение. И когда Нико­лай Александрович чуть заметно кивнул голо­вой, я понял, что выиграл».

Стал в твоей жизни навсегда Токийский ринг вершиной славы,

Ах, как кричали мы тогда:

Степашкин, молодчина! Браво!

Был ты на ринге ярче всех,

Рубился — будь здорово.

А я болел за твой успех,

Вернуть бы годы снова...

О времени безумный бег!

Н. Фалько

Степашкин был счастлив — исполнилась самая заветная мечта любого боксёра — он олимпийский чемпион! Един­ственным небольшим огорче­нием на той Олимпиаде для него было то, что чиновники АИБА обделили его Кубком Вэла Баркера, который вруча­ется лучшему боксёру каждого олимпийского турнира вне за­висимости от весовой катего­рии. Тогда этот приз был вручён другому советскому олимпий­скому чемпиону Валерию Попенченко, который завоевал зо­лото во втором среднем весе. Руководители АИБА долго не могли определиться, кто же из двух советских боксёров бо­лее достоин этого трофея, но в итоге отдали предпочтение бойцу более тяжёлой, а значит, и более престижной весовой категории.

Станислав Степашкин вспоминал: «...Этот кубок вполне мог достаться мне. Ведь не случайно же вопрос о том, кому его вру­чить оставался открытым. Я провёл пять боёв, а Валерий Попенченко — четыре, я четыре раза заканчивал бои ввиду явного преимущества, он дважды...

После финала главный тренер нашей ко­манды Виктор Иванович Огуренков сказал мне, чтобы я ехал получать Кубок, а Валерию, как потом выяснилось, то же самое заявил от­ветственный работник Федерации бокса СССР Г. 3. Зыбалов.

Не берусь судить, каким образом это случи­лось и как потом руководители сборной пришли к единому мнению, но предпочтение, в конце кон­цов, было отдано Попенченко...»

После турнира со Станиславом произошёл любопытный случай. Перед вылетом на Родину 

боксёр вдруг обнаружил, что у него пропал за­гранпаспорт. В советское время контроля и дис­циплины такое событие было чревато серьёзны­ми неприятностями. История умалчивает, каким образом боксёр без паспорта попал на борт со­ветского авиалайнера Ту-134, совершавшего полёт по маршруту Токио — Москва, известно только, что ему в этом помогал весь экипаж. В ци­вильном костюме, в лётной фуражке Станислав всё-таки был замечен пограничниками при пере­сечении государственной границы. Однако, на вопрос: «Кто это?» — командир экипажа выдал «домашнюю заготовку»: «Пилот-практикант», и для пущей убедительности провёл новоявленно­го лётчика в кабину самолёта. Таким необычным образом боксёр отправился домой с медалью, но без удостоверения личности.

На родине за красивый и качественный бокс высшее руководство страны выде­лило спортсмену двухком­натную «хрущёвку» неда­леко от Серебряного бора и 1000 рублей премии, ко­торую, как вспоминал Ста­нислав Иванович,он вместе с женой Риммой Григорьев­ной почти полностью потра­тил на ремонт и мебель для своего нового жилища.

После Токио Степашкин продолжает крушить всех своих соперников, выигры­вает чемпионат страны и Европы. Но особенно ярко он проявил себя на пер­вой «Олимпийской неделе»

1966 года в Мехико, где бук­вально растерзал своих соперников, все бои за­вершив досрочно. Станислав вспоминал: «...Там я все бои выиграл нокаутом и сразу получил два предложения от японцев и итальянцев порабо­тать по контракту на профессиональном ринге.

Я обратился за разрешением в наше посоль­ство, мне сказали: «ждите ответа». Ждал год, а когда через год меня персонально пригласили на вторую «Олимпийскую неделю», узнал, что меня даже в команду не включили».

Тем временем приближались Олимпийские игры в Мехико. На чемпионате страны в Лени-накане, где определялся состав олимпийской команды, Степашкин проигрывает из-за рассе­чения брови в финале удачно складывавшийся для него бой своему главному конкуренту Вале­рию Плотникову. Степаш­кин резонно настаивает на проведении решающего спарринга для определе­ния первого номера. Но ему отказывают предоставить ещё один шанс. Вот так аукнулось Степашкину его простодушие, воспринятое бюрократами-чиновниками как политическая неблаго­надёжность. После такого к себе отношения боксёр са­мовольно покинул трениро­вочную базу и вернулся до­мой. Станислав Степашкин принял решение завершить свою спортивную карьеру и попробовать себя в каче­стве тренера. Но это уже другая история.

Автор: Сергей КОНЕНКИН






Назад в раздел