Павел Кадочников на ринге

15.12.2017

Павел Кадочников на ринге

Звезда советского кино — так без преувели­чения можно назвать Павла Петровича Кадоч­никова. Впервые выйдя на сцену нового ТЮЗа в 1935 году после окончания Ленинградского института сценического искусства, за пятьдесят лет творческой деятельности он сыграл около ста ролей. Его заслуги перед советской кинема­тографией отмечены почётными званиями и на­градами: народный артист СССР (1979), Герой Социалистического Труда (1983), лауреат Госу­дарственной премии СССР (1948, 1949, 1951).

Фильмы «Подвиг разведчика» и «Повесть о настоящем человеке» принесли Кадочникову всенародную известность и любовь зрителей. Жизни и творчеству этого артиста посвящено множество статей и даже несколько книг. Я хочу рассказать читателям лишь об одном эпизоде яркой жизни, имеющем непосредственное отно­шение к тематике нашего журнала.

Мне посчастливилось быть лично знакомым с Павлом Петровичем, бывать у него дома, бесе­довать с ним. Павел Петрович был великолепным рассказчиком, и я сейчас очень жалею о том, что записываль не все наши беседы, а лишь те, ко­торые так или иначе касались спорта. Хочу здесь отметить, что, несмотря на большую занятость, Павел Петрович вёл очень активный образ жиз­ни: регулярно занимался моржеванием, участво­вал в кроссах, играл в теннис, ходил на охоту.

Помимо прочего, он был страстным болельщи­ком: мне доводилось приглашать его на соревно­вания по боксу, и он приходил, когда у него была такая возможность.

Этот материал датирован октябрём 1976 года. Мы беседовали о боксе, и Павел Петрович рассказал о своей работе в фильме «Запасной игрок», в котором ему пришлось вы­ступать в роли боксёра. Его рассказ привожу до­словно:

«Мне в своей жизни не раз приходилось на­девать боксёрские перчатки. Мои раунды с «про­тивниками» продолжались не по три минуты, а по семь-восемь часов под светом юпитеров перед объективом кинокамеры.

Так было и при съёмках картины «Запасной игрок», где моим «противником» был ныне попу­лярный комедийный актёр Георгий Вицин.

Съёмкам предшествовали многочисленные тренировки под руководством заслуженного ма­стера спорта, пятикратного чемпиона Советского Союза, одиннадцатикратного чемпиона Ленин­града Ивана Александровича Князева. Я очень благодарен этому спокойному доброму чело­веку за то терпение, с которым он помогал мне осваивать технику бокса. Мы отлично понимали, что картину будут смотреть и спортсмены, и бо­лельщики настоящего красивого бокса, любящие и понимающие этот вид спорта.

У каждого вида спорта есть свои бо­лельщики, лично я при­надлежу к тем, кто лю­бит такие виды спорта, где от спортсмена тре­буется максимальное проявление силы воли, мужества и высоко­го мастерства, в под­линном смысле этого слова.

Благодаря заняти­ям с Иваном Алексан­дровичем я понял, что настоящий бокс может и должен быть краси­вым. Бокс воспиты­вает в человеке волю к победе и требует от него разума. Именно бокс делает человека гармонично развитым и физически, и духов­но, а что может быть выше и прекраснее че­ловеческой гармонии? Когда я слежу за краси­вым, техничным боем, у меня (да, наверное, и не только у меня) мгновенно поднимается настро­ение, кажется, что я снова молод. Хочу подчер­кнуть: я за красивый бокс, за мастеровитость!»

В 1993 году вышла из печати книга И. Кня­зева «Раунды моей жизни». Вот как описывает Иван Александрович свои впечатления о работе с Кадочниковым-боксёром на съёмках фильма «Запасной игрок»:

«С народным артистом СССР Павлом Пе­тровичем Кадочниковым я познакомился уже в послевоенные годы, когда был приглашён в качестве консультанта на съёмки ленфиль-мовской кинокомедии «Запасной игрок». Это был 1953 год. Павел Петрович был тогда ещё молодым, полным энергии и спортивного задо­ра. Когда меня ему представили, я попросил его раздеться и сразу же обратил внимание на его замечательную грудь. Было видно, что этот че­ловек умеет дышать. В этом я не ошибся, узнав позднее, что Кадочников занимался зимним пла­ванием и мог долгое время проводить под водой. Правда, не было у него той мускулатуры, кото­рая соответствовала бы званию мастера спорта по боксу, каким сделали его по сценарию, однако это обстоятельство меня не смутило. Когда он оделся, я сказал, что специфика роли, которую он должен сыграть, требует большого терпения и труда, что нам необходимо ежедневно встречаться и проводить тре­нировки. Необходимы ежедневные прогулки с различными гимнасти­ческими упражнениями и трёх-четырёхминутные пробежки. Кадочников с готовностью согласил­ся выполнять все мои указания, и мы начали ежедневно встречаться с ним по утрам в парке имени Ленина.

Жили мы с ним в ту пору неподалёку от этого парка, и Павел Петрович приходил на занятия точ­но в указанный срок. За­нимался он очень упорно и даже как-то изъявил желание выступить в со­ревнованиях новичков. Мне с трудом удалось от­говорить его от этого не­безопасного для артиста шага. А когда однажды я заикнулся директору фильма о том, что непло­хо было бы заменить Кадочникова дублёром из боксёров-разрядников, Павел Петрович так оби­делся, так резко начал протестовать, что мне сде­лалось неудобно, и я вынужден был отказаться от своих слов. После этого мой подопечный начал тренироваться с таким азартом, что я только диву давался и вскоре убедился, что он способен ра­ботать в боксе ничуть не хуже третьеразрядника.

Познакомился я и с Георгием Михайловичем Вициным, который должен был по роли случайно оказаться в амплуа боксёра, и поэтому работать с ним мне пришлось не столь серьёзно, как с Ка­дочниковым. Отрабатывались лишь отдельные моменты боя, которые должны были обрести в картине комический смысл.

Должен сказать, что Вицин занимался не столь усердно, как Кадочников, и всегда нахо­дил причины поменьше двигаться, ссылаясь на плохое самочувствие и другие причины. Зато при съёмках он неутомимо придумывал своеобраз­ные творческие ходы и изобретал комические концовки.

Так или иначе, в этот фильм вложена и моя небольшая лепта...»

Сравнивая высказывания обоих участников о работе над фильмом, я понял, сколько сил и тру­да было вложено ими в коротенький эпизод, для­щийся на экране не более пяти минут. Наверное, настоящие мастера по-другому делать не умеют.

Автор: Юрий Голубев

Назад в раздел