Надыров Бабан Давыдович

17.10.2017

Надыров Бабан Давыдович

К сожалению, так бывает в спор­те: ты сильнее, лучше кого бы то ни было, а всё равно остаёшься на вторых ролях. Тем более это касается бок­са, где своё решение о победе спортсмена на ринге, его месте в составе сборной команды выносят судьи, старшие тренеры, спортивные чиновники. И подчас эти решения не всегда бывают объективными. Возможно, это судьба, а на неё что толку обижаться.

Недавно мне довелось беседовать с Бабаном Надыровым, чемпионом Со­ветского Союза и неоднократным призёром, но так и не сумевшим пробиться в состав сборной команды страны. А ведь это шанс стать чемпио­ном Европы, Олимпийских игр.

— Да, был такой шанс, — уверен Бабан. — В 1976 году я находился в отличной спортивной форме, уверенно выиграл чемпионат страны, готовился к Олимпиаде, для меня, как, впрочем, и для других членов сборной, уже сшили спор­тивный костюм, и я его даже успел примерить, а вот поносить не довелось — на Олимпийские игры в Монреаль вместо меня поехал Д. Торосян. Узнал об этом в самый последней момент, когда был на сборах в Болгарии. Сказали ребята, с ко­торыми тренировался: «Бабанчик, а ты знаешь, что не едешь?» Расстроился я тогда сильно.

Уверен, что выступил бы в Монреале более достойно, чем Торосян, который не был в том году чемпионом страны, да и выступал он в дру­гой весовой категории. Тут ещё роль сыграло то обстоятельство, что Торосяна активно пытались протащить в сборную те люди, которые с ним работали, в то время как за меня не хлопотал никто. Ни Федерация Москвы, ни руководство ЦС «Трудовые резервы», ни Бедарский, мой тре­нер. Говоря о Михаиле Евгеньевиче Бедарском, должен отметить, что как тренер и человек он был отличный. Очень порядочный и прекрасно знающий бокс специалист. Но он был из катего­рии тех людей, которые не любят что-то проби­вать, кого-то просить, требовать.

—   Да, не везёт, так уж не везёт. Как не вспомнить предыдущий 1975 год, когда ты должен был стать не только чемпионом Со­ветского Союза, но и победителем VI Спар­такиады народов СССР! Тогда в полуфинале судьи со счётом 3:2 отдали победу твоему сопернику Владиславу Засыпко. Настоль­ко это решение было несправедливым, что возмутились даже боксёр-победитель и его тренер. Засыпко, ставший победителем это­го турнира, отдал тебе свою чемпионскую медаль, считая, что так будет справедливее. Об этом, поистине уникальном, случае тогда много писалось в средствах массовой ин­формации.

—   До того как встретиться с Засыпко в полу­финале, я хорошо знал своего соперника. Перед чемпионатом страны Владислав был на сборах в Тушино. Там же тренировался и я. Мой тренер, считая Засыпко очень сильным боксёром, не разрешал мне стоять с ним в спаррингах. Я же всё время его просил: «Михаил Евгеньевич, по­ставьте меня с ним, чего вы боитесь?» А так как я считал себя бойцом, то однажды взял да и са­мовольно решил с ним побоксировать. Как ока­залось, не напрасно — с первых же секунд боя я взял инициативу в свои руки. Бедарский в этот момент стоял в стороне и не мог понять, почему его бью я, а не наоборот.

Через некоторое время мы встретились с За­сыпко в полуфинале чемпионата страны и одно­временно Спартакиады народов СССР. До этого я уже выиграл два боя и в третьем боксировал человека очень преданного своему делу. С ним я стал чемпионом Советского Союза и дважды призёром. А на Олимпийские игры я мог бы по­пасть ещё в 1972 году. В то время я не видел боксёров, которые могли бы конкурировать со мной на первенстве страны. Был уверен, что вы­играю чемпионат, но к своему несчастью сломал палец. Быстро вылечить не получилось, всё по­шло как-то наперекосяк — ни тебе первенства страны, ни тем более Олимпийских игр. Единст­венным уте­шением стала покупка перед Олимпиадой новенькой ма­шины. Тогда этим мог по­хвастаться не каждый. На ней я встре­чал своего приятеля Вя­чеслава Ле­мешева, воз­вращавшегося с Олимпиады всенародным героем.

— Не жа­леешь, что столько сил и времени было потрачено на бокс, а многого в своей спортивной карьере не сумел реализовать, хотя должен был? А в итоге твоего имени нет даже в «Энциклопедии бокса».

— Конечно, обидно, что далеко не всё у меня сложилось гладко. Видно, не хватило удачи. Но я благодарен судьбе, что моя жизнь связана с боксом. Благодаря ему я побывал во многих странах: В Германии, США, Болгарии, Польше, Чехословакии, только в Югославии был восемь раз.Многое повидал, встречался с интересными людьми, о том же Сегаловиче я буду помнить всю жизнь. Он прожил достойную долгую жизнь и когда умер, я похоронил его на Ваганьковском кладбище. Я сделал всё, чтобы его похороны и поминки прошли достойно. Светлая ему память.

И потом, благодаря спорту я встретился со своей будущей женой. Познакомился с ней в самолёте, на котором на сборы в Сухуми летели-боксёры и баскетбол истки сборной страны. Когда они узнали, что я тот самый боксёр, у которого судьи фактически отобрали чемпионское звание на недавно прошедшем чемпионате страны, то сочувствовали и  одновременно гордились.

Затем родились дети, и другой жизни не представляю.

     


Автор: С.Коненкин

Назад в раздел