Миклашевский Игорь

17.10.2017

Миклашевский Игорь

Несколько слов о герое предла­гаемого очерка «Операция «Ринг» Игоре Миклашевском. Об этом довольно сильном боксёре знают многие. Популярен он стал во многом благодаря известной книге писателя Г. Свиридова «Стоять до последнего», в которой явился прообра­зом главного героя. Нужно понимать, что это художе­ственное произведение, в котором автор имеет право на вымысел.

Видимо, эта книга и стала главным источником в написании множества статей о легендарном раз­ведчике и боксёре И. Миклашевском. Так, широко распространено утверждение, что главным заданием Миклашевского была ликвидация в годы войны самого Гитлера, а заодно и своего дяди — изменника Родины. Также говорится о победном выступлении Миклашев­ского в 1943 году на организованном гитлеровцами чемпионате Европы по боксу, о его дружбе с чемпи­оном мира среди профессионалов, гордостью немец­кой нации Максом Шмелингом и т. д.

Так ли это на самом деле? Мы попросили ответить на этот вопрос ведущего эксперта Зала истории внеш­ней разведки России, полковника в отставке Владими­ра Антонова.

ОПЕРАЦИЯ «РИНГ»

В суровые годы Великой Отечественной вой­ны работа советской внешней разведки была всецело подчинена борьбе с фашистской Гер­манией и её союзниками. Разведка сумела в кратчайшие сроки перестроиться в соответ­ствии с требованиями военного времени, со­хранить ценную агентуру и наладить с ней на­дёжную связь.

Работа внешней разведки в этот период строилась по двум основным направлениям. Первое из них — активизация деятельности за рубежом «легальных» и нелегальных резиден­тур с целью своевременного получения важной политической и военной информации, а также результативного проведения активных меро­приятий.

Разведывательные аппараты внешней раз­ведки органов госбезопасности в США, Англии, Турции, Швеции, Иране, Афганистане, Китае и ряде других стран (в общей сложности 96 «ле­гальных» и нелегальных резидентур) были на­целены на сбор сведений о Германии, Италии, Японии и оккупированных ими странам. Глав­ной задачей ставилось создание агентурных возможностей в правительственных учрежде­ниях, промышленных и научных организациях, разведывательных и контрразведывательных службах этих государств.

Вторым основным направлением деятель­ности внешней разведки в период Великой Оте­чественной войны являлось формирование и заброска на оккупированную немцами совет­скую территорию разведывательно-диверси­онных отрядов и групп.

Для руководства зафронтовой работой ор­ганов госбезопасности 5 июля 1941 года при наркоме НКВД была создана Особая группа, которая в январе 1942 года была преобразо­вана в 4-е Управление НКВД. Его начальник старший майор госбезопасности (генерал-май­ор Красной Армии) Павел Судоплатов одно­временно являлся заместителем руководителя советской внешней разведки. Костяк управле­ния составили кадровые сотрудники внешней разведки.

В связи с огромными трудностями для Крас­ной Армии в первые недели войны и успешным продвижением вермахта на восток ЦК ВКП(б) 18 июля 1941 года принял специальное поста­новление «Об организации борьбы в тылу гер­манских войск». В нём предписывалось партий­ным организациям и органам государственной безопасности «...создать невыносимые усло­вия для германских интервентов ...срывать все их мероприятия, уничтожать захватчиков и их пособников ...помогать созданию партизан­ских отрядов, диверсионных истребительных групп...».

Чекисты-разведчики сражались с врагами в составе разведывательно-диверсионных групп и партизанских соединений, добывали разведывательную информацию, осуществля­ли акции возмездия. Именно они подготовили и осуществили ряд дерзких боевых операций, в результате которых понесли заслуженную кару более шестидесяти фашистских пре­ступников и их пособников. При этом следует отметить, что акты возмездия планировались и проводились силами разведывательно-ди­версионных подразделений 4-го управления не только на временно оккупированной со­ветской территории, но и в самой Германии. Ниже пойдёт речь об одной из таких успешно реализованных акций возмездия в отношении предателя, бывшего заслуженного артиста РСФСР, руководителя художественного теа­тра имени Мочалова Всеволода Блюменталь- Тамарина.

Являясь до революции второстепенным ак­тёром провинциального театра, Блюменталь-Тамарин после Гражданской войны, благода­ря связям среди руководителей пролетарской культуры и личному знакомству с наркомом просвещения Анатолием Луначарским, стре­мительно влился в ряды новой театральной номенклатуры.

В октябре 1941 года, когда гитлеровские войска рвались к Москве, Блюменталь-Тамарин, бросив свой театр с актёрами, спрятался с женой на даче в посёлке Манихино непода­лёку от Истры. С приходом немцев они сразу же перешли на их сторону. И артист начал ак­тивно отрабатывать «хлеб предателя»: регу­лярно выступал на русскоязычном немецком радио, обличая бывших своих покровителей и руководство Советского Союза и призывая советских солдат сдаваться в плен, а населе­ние — сотрудничать с захватчиками. При этом он активно использовал своё актёрское ма­стерство, имитируя голос Сталина.

Бежав с немцами, отступившими от Мо­сквы, Блюменталь-Тамарин продолжил свои радиопередачи из Киева. Его речи, звучавшие в эфире, значили немало для гитлеровцев. Одновременно он активно сотрудничал с газе­той «Новое слово», выходившей в Германии на русском языке, публикуя статьи, рассказы­вавшие о зверствах большевиков во главе со Сталиным.

27 марта 1942 года Военная коллегия Вер­ховного Суда СССР лишила предателя всех званий и заочно приговорила его к смертной казни.

13 августа 1942 года нарком внутренних дел Берия дал указание начальнику 4-го управ­ления НКВД Судоплатову «начать проведение специального мероприятия в отношении Блю- менталь-Тамарина».

Историк советских подразделений особо­го назначения Николай Абин по этому поводу писал: «Операция по ликвидации предате­ля получила кодовое название «Ринг». Столь необычное название было связано с тем, что выполнение задания поручалось племяннику Блюменталь-Тамарина — чемпиону Ленингра­да по боксу, начальнику прожекторной станции отдельного прожекторного батальона 189-го зенитно-артиллерийского полка Ленинградско­го фронта сержанту Игорю Миклашевскому (оперативный псевдоним — «Ударов»)».

Игорь Львович Миклашевский родился 30 мая 1918 года в Москве в театральной семье. Его отец Лев Александрович Лащилин был известным артистом балета, хореографом и педагогом Большого театра. Мать — актриса Камерного театра Августа Леонидовна Ми­клашевская. Родная сестра отца — Инна Лащилина — была замужем за представителем известной театральной династии Всеволодом Блюменталь-Тамариным.

Во время учёбы в школе Игорь достиг боль­ших успехов в изучении немецкого языка, а так­же в спорте — увлекался боксом. По окончании школы поступил на учёбу в ГЦОЛИФК, получил звание мастера спорта СССР. Однако окон­чить институт перед войной ему не удалось. 

В 1938 году он был призван в армию. Служил в Ленинграде в зенитных частях, участвовал в советско-финской войне. Позже, продолжив активные тренировки, стал чемпионом Ленин­градского военного округа по боксу в среднем весе. Весной 1941 года, будучи чемпионом Ле­нинграда, вышел в финал чемпионата СССР, который не состоялся в связи с началом Ве­ликой Отечественной войны. Войну встретил сержантом на Ленинградском фронте. В конце 1941 года как спортсмен, хорошо владевший немецким языком, попал в поле зрения пред­ставителей советской внешней разведки и дал согласие на выполнение «ответственного спе­циального задания» в тылу врага.

Перед разведчиком была поставлена сложная задача. Гитлеровские спецслужбы тщательно оберегали Блюменталь-Тамарина. Доступ в охраняемый особняк пособника фашистов мог получить только человек, ко­торому он полностью доверял. И племянник, «порвавший с Советами», мог стать таким че­ловеком.

На специальной базе 4-го управления Ми­клашевский, получивший оперативный псевдо­ним «Ударов», прошёл специальную подготов­ку. 22 апреля 1943 года под видом перебежчика он перешёл линию фронта в районе деревни Борисовка Смоленской области. Затем после­довали долгие и изнурительные допросы в ге­стапо.

Путь к намеченной цели был для «Ударова» сложным и опасным. Вначале его вместе с другими перебежчиками и военнопленными отправили в смоленский лагерь. Только в кон­це 1943 года он получил письмо от дяди, ко­торый посоветовал ему поступить на службу в Русскую освободительную армию (РОА) и по­обещал позже отозвать его в Берлин для про­пагандистской работы.

В составе 437-го батальона РОА «Ударов» воевал под Варшавой, а затем во Франции. В начале 1944 года он был отправлен в крат­косрочный отпуск в Германию. 27 января 1944 года, находясь проездом в Кёнигсберге, «Уда­ров» наконец встретился с Блюменталь-Тамариным. Последний довольно прохладно и настороженно встретил племянника и не оста­вался с ним один на один. На следующий день «Ударов» покинул Кёнигсберг и возвратился в часть. Вскоре ему было присвоено офицер­ское звание. В начале июня 1944 года в боях с высадившимися в Нормандии англо-аме­Несколько ме­сяцев провёл на больничной кой­ке.

Продолжая служить в ком­пании с преда­телями Родины, разведчик упор­но ждал новой встречи с род­ственником. На­конец 23 октя­бря 1944 года он получил письмо от дяди, в котором тот приглашал к себе пле­мянника. Уже 29 ноября «Ударов» отправился в пригород Берлина, где проживал Блюмен- таль-Тамарин. И вновь началась тщательная проверка разведчика со стороны сотрудников гестапо и регулярная слежка за ним. Встреча племянника с дядей состоялась лишь в конце марта 1945 года. А в апреле под усиленной ох­раной сотрудников спецслужб они были пере­везены в небольшой городок Мюзинген, рас­положенный в юго-западной части Германии недалеко от границы с Францией.

Лишь 10 мая 1945 года пуля из пистолета, выпущенная «Ударовым», поставила точку в биографии предателя.

В июне 1945 года в посольстве СССР в Па­риже появился молодой человек, попросивший у дежурного встречи с представителем советских спецслужб. Вышедшему к нему навстречу ди­пломату — резиденту НКГБ во Франции — он до­ложил: «Игорь Миклашевский прибыл. Задание выполнено». Его сложная и полная смертельного риска миссия была успешно завершена.

Возвратившись в Советский Союз, Игорь Львович был награждён орденом Красного Знамени. Будучи ещё молодым человеком, он решил вернуться в спорт. Но полученное в Нормандии тяжёлое ранение не позволило ему выступать на ринге. Однако он добился успехов как тренер, воспитавший нескольких чемпионов СССР, и судья всесоюзной катего­рии. Много лет Миклашевский работал трене­ром по боксу в спортивном обществе «Трудо­вые резервы». Скончался 25 сентября 1990 года.

Назад в раздел