Михайлов Виктор Павлович

17.10.2017

Михайлов  Виктор Павлович

Один из самых известных со­ветских боксёров  родился в Москве 11 но­ября 1907 года. Его отец Павел Иванович Михайлов был пре­подавателем художественного литья в Московском архитектур­ном институте. В 1922 году, после того как погибает отец и умирает мать, Виктор оказывается в Ипа­тьевском переулке в 13-м образ­цовом детском доме. «В детдоме я получил первые уроки бокса, — вспоминал позднее о том периоде своей жизни Михайлов. — Там ко мне, новичку, по­началу не раз приди­ралась ком­пания мальчишек-хулиганов. Об этом узнал ра­ботавший у нас старичок-доктор и показал мне несколько боксёрских приёмов. И как же удиви­лись драчуны, когда я самого сильного одним ударом сшиб. По гроб жизни этого доктора не забуду, с бородкой, такой добрый, вниматель­ный... 

Потом попал по распределению на текстиль­ную фабрику, присучальщиком, — жарища ад­ская. Чувствую, не выдержу. А у меня был дружок студент: «Тренироваться нужно!» — «Как?» Он повёл меня во ВХУТЕМАС — там отличная бок­сёрская секция была. Александр Фёдорович Гетье тренировал. Ну, он сразу меня покорил:  круп­ный мужчина, черноволосый, красивый, — и, главное, нос самый настоя­щий боксёрский!.. 

Посмотрел: 

«Не боишься?» — 

«Что вы!» — 

«Тогда походи, попробуй...» 

И я начал. 

Сперва ничего не получалось и выдыхался страшно. Но он успо­каивал, говорил, что вначале так и должно быть, что всё идёт своим чередом, что в боксе, главное, не сила, а умение, и оно в два раза не приходит, нужно много и очень упорно тренироваться. И я по­верил. До работы (а начинали рано) — какая бы ни была пого­да — бежал на прогулку. После работы ехал в зал, часа два на доро­гу тратил!.. И вот проходит месяц, дру­гой, и я вдруг чувствую, что мне всё легче и легче. Тре­нируюсь больше, устаю меньше. А в цехе — так совсем нипочём! Стал ещё усерднее трениро­ваться, пристрастнее слушать. Ребята — гулять, водку пить. Я — нет, не могу — скоро соревно­вания. Раз, другой отказался — на меня рукой махнули. А мне того и надо. С головой ушёл в бокс. Бывало, до тех пор из зала не уйду, пока без запинки не выполню то, что передо мной тре­нер поставил... 

И вот в 1927 году я впервые вышел на пер­венство Москвы. Ну, как я там дрался, что де­лал — убей, не знаю. Помню только: подняли мне руку — и всё». 

Надо сказать, что с участием на чемпионатах страны Виктору Михайлову не повезло. Будь иначе, кто знает, может быть, по числу чемпион­ских титулов он бы смог опере­дить десятикрат­ного чемпиона СССР Сергея Щербакова. Дело в том, что в 1926 году, когда про­водился первый чемпионат СССР,  Михайлов ещё только примерялся к рингу, а вто­рой чемпионат состоялся лишь через семь лет, в 1933 году. И Михайлов, фактически будучи силь­нейшим полутяжеловесом страны с 1928 года (первая перчатка Российской Федерации в полу­тяжелом весе) смог вступить в спор за титул чем­пиона Советского Союза только в 1933 году. Став обладателем титула, он удерживал его семь лет подряд, вплоть до 1939 года, и сошёл с ринга не­побеждённым, добавив к титулу чемпиона СССР титул абсолютного чемпиона страны, который он завоевал, победив Николая Королёва, будучи на 11 кг легче своего соперника. 

Всего на ринге В. Михайлов провёл 120 боёв. По нынешним меркам — совсем немного. Но каж­дый его бой отличался блестящим мастерством, детально продуманной тактикой, высочайшей техникой ударов и защиты, незаурядными во­левыми качествами рингового бойца. Именно в этом и кроется секрет того, что из 120 встреч он проиграл всего 12. 

В бою Михайлов действовал осмотрительно, размеренно и, казалось, спокойно. И тем не ме­нее, 75 побед одержаны им досрочно. Прекрасно владея приёмами разрушения защиты соперни­ка, Михайлов умел выбирать момент для завер­шающего удара. Он был мастером серийных комбинаций, но каждый удар в его сериях имел точное назначение. 

Систематически тренируясь, В. Михайлов на любой бой выходил в отличной спортивной фор­ме, ни одно состязание не застало его врасплох. В период с 1927 по 1937 год он провёл 42 между­народные встречи с боксёрами десяти европей­ских стран и проиграл всего лишь четыре боя. 

Своеобразным подведением итогов своей боксёрской карьеры стала написанная Виктором Михайловым книга «120 встреч на ринге», в ко­торой он высказывает личный взгляд на тот или иной поединок.
А вот как запомнил бой с Михайловым ле­гендарный советский боксёр Николай Королёв. Об этом он рассказывает в своей книге «На рин­ге», изданной в 1952 году. Эта встреча состоя­лось в Московском цирке в финале первенства Москвы и в самом начале боксёрской карьеры Королёва. 

«...На ринг я выскочил с высоко поднятой го­ловой. Даже поплясал, разминаясь в своём углу, как, видел, делали это некоторые мастера. Вышел на середину, скинув небрежно пиджа­чок с плеч. Пожал Михайлову руки, посмотрел со скучающим видом по сторонам, будто меня сей­час больше всего занимало, много ли народу в цирке.

Михайлов на ринге мне отнюдь не показал­ся тонковатым, как тогда в его бою с Брауном. Я увидел могучую фигуру бойца, отлично раз­витые мышцы, длинные руки. Мелькнула мысль: ведь я в сравнении с ним совсем мальчишка! Та­ким, наверное, и кажусь со стороны. 

Прозвучал гонг. Начался бой. Много лет про­шло с тех пор, но я и теперь так живо вспоминаю этот исторический для меня бой, словно всё про­изошло вчера. 

Я знал, что Михайлов — боец наступательно­го стиля. Наблюдая за ним во время боя с Бра­уном, я заметил, что он ни разу не сделал шага назад. Только вперёд. При контратаке противни­ка — быстрый отход вправо или влево и снова с ударом вперёд. 

Знал я также и то, что Михайлов одинаково ведёт бой на ближней и дальней дистанциях, что он опытен, смел и вместе с тем осторожен, что, наконец, его руки таят в себе такой запас взрыв­чатой силы, от которой всегда внезапно падали на ринг лучшие мастера, удивляясь после: когда, как это могло случиться? 

После гонга я сразу бросился в наступление. Бью левой и тут же правой. Что такое? Оба уда­ра в воздух, а Михайлов как стоял, так и стоит передо мной и даже, кажется, не шевельнулся. Целю левой в корпус и сейчас же бросаюсь впе­рёд — правой в челюсть. 

Мимо! Что это за колдовство? Михайлов де­лает незаметное движение рукой, и оба моих удара гаснут ещё далеко от цели. 

Так нет же, достану! Упрямо лезу вперёд. Удар!.. Промах. Ещё удар!.. Мимо... 

И вдруг чувствую, мой подбородок подпрыг­нул вверх, как мячик. Не успел понять, в чём дело, на голову словно рухнул купол цирка. В глазах огни слились в круг. Прячу подбородок, он опять взлетает, и снова круги в глазах... 

Понял: Михайлов принялся за работу. Левой подбрасывает мою голову и справа — крюком — раз! Стараюсь пригнуть голову. Он немедленно бьёт правой, скользящим ударом. Голова метну­лась назад с такой силой, что показалось: вижу, что делается за спиной. 

Колени дрогнули. Огни пляшут... 

Нет! Стою! Он бьёт, я качнусь, но не падаю. 

Шумит что-то, гудит... Зрители? Или у меня в голове? 

Не знаю, сколько мгновений это продолжа­лось. Бью куда-то вперёд. Куда, не знаю. Бью ещё, только бы вперёд. 

Почему такие тяжёлые перчатки? И кружится всё?.. Очнулся на середине ринга. Не упал. Ка­чаясь старался идти вперёд. 

Прервали бой. Секундант по заранее, ока­зывается, условленному сигналу Харлампиева бросил на канаты полотенце. Это означало отказ от продолжения схватки. 

В пылу зло говорю: 

— Сними полотенце! Буду драться! 

А сам уже сижу на табурете в углу. Подходит Михайлов, улыбается, жмёт руку, что-то гово­рит — не понимаю. Шумят в цирке страшно. 

Потом всё стихает. Судья объявляет, что бой прекращён из-за явного преимущества Виктора Михайлова. Значит, всё! Накинув пиджачок, ухо­жу с ринга. Публика дружно аплодирует, ищу гла­зами Михайлова, но секундант шепчет:

—    Это, Николаша, тебе! 

—    Ещё чего? Утешаешь? 

Но, кажется, и правда, хло­пают мне. Кто-то из первого ряда кричит, сложив рупором руки: 

—   Правильно, парень! Дер­жался что надо!.. 

И снова хлопают. 

В раздевалке меня окружили ребята. Утеша­ют. Говорят, что в общем дрался здорово. С самим Михайловым! Шутка ли!» 

В 1936 году Виктор Михайлов стал первым из советских боксёров, кому было присвоено зва­ние «Заслуженный мастер спорта СССР». Оно было присвоено Михайлову после того, как он победил в сотом юбилейном бое. 

12 августа 1942 года, выиграв свой послед­ний бой у К. Бирка (показательный бой), В. Ми­хайлов закончил спортивную карьеру. 




Виктор Михайлов — участник Великой Отече­ственной войны. Сначала служил в ОМСБОНе, затем был назначен шофёром-адъютантом члена Военного совета генерала К.Ф. Телеги­на. В октябре 1941 года в результате авиана­лёта был ранен, но вскоре вернулся в строй. В 1942 году был тяжело ранен во второй раз (тяжёлая контузия с черепным ранением) — как следствие, комиссован из рядов РККА. По­сле реабилитации направлен в Москву в долж­ности заместителя начальника гаража МВО СССР. 

С 1945 года — на тренерской работе. Был тренером сборной СССР на Олимпийских играх в Мельбурне 1956 года. В этом же году ему было присвоено звание «Заслуженный тренер СССР». С 1946 по 1972 год — старший преподаватель кафедры бокса Института физической культуры. Выйдя на пенсию, почти до последних дней оста­вался тренером-консультантом в своём родном «Динамо» (Москва). 

Среди его воспитанников немало знаме­нитых, высококлассных боксёров: А. Булаков, А. Ксенофонтов, Г. Степанов. 

Награждён орденами Трудового Красного знамени, Отечественной войны II степени, «Знак Почёта». 

Умер известный советский тренер и боксёр Виктор Павлович Михайлов в Москве 5 апреля 1986 года. 

Автор: С.Коненкин

 


Назад в раздел