Леонтьев Виктор Александрович

15.12.2017

Леонтьев Виктор Александрович

Родился я в 1936 году. Коренной москвич. В раннем детстве жил с родителями в доме №29 по Б. Дорогомиловской улице. Она входи­ла в основной тракт, по которому в те годы Ио­сиф Сталин ездил на «ближнюю» и «дальнюю» дачи. Комната, в которой ютилась наша семья из четырёх человек, была площадью восемь квадратных метров. Находилась эта комнатка в глубоком подвале. Верхний срез окна был на уровне земли, поэтому мы могли видеть лишь подошвы прохожих. Стены комнаты были в раз­водах плесени, по подвалу шныряли крысы. Ту­алет находился на улице. Упомянутое окно вы­ходило во двор дома, а выход из двора в виде арки — на Б. Дорогомиловскую улицу. Посколь­ку улица была частью правительственной трас­сы, то около арки на улице всегда стоял чело­век со свирепой физиономией. Все знали, что это сотрудник НКВД. Когда я с мамой проходил мимо него, то этот чекист так и впивался в нас подозрительным взглядом, как бы просвечивая насквозь обоих.

В 1943 году наша семья переехала на новое место жительства рядом с Новодевичьим мо­настырём. Мы стали жить на втором этаже де­ревянного дома в комнате размером в два раза большей прежней.

Через год я пошёл в первый класс школы №23 имени К.Е. Ворошилова. Помню, в школе были разговоры о боксёрах, но толком о них никто ничего не знал. Когда мне было 13 или 14 лет, мы с одноклассником по фамилии Саль­ников стали искать секцию бокса. Ездили од­нажды в воскресенье к метро «Бауманская», где в клубе «Спартак» располагалась секция бокса. Но в выходные дни клуб не работал и к тому же добираться до него было далеко­вато. В итоге наша затея с поступлением в сек­цию бокса провалилась.

Лишь спустя пять лет я узнал, что одна из секций бокса работает совсем недалеко от моего дома — всего в двух трамвайных оста­новках. Располагалась она в клубе завода «Ка­учук». Там и начал тренироваться. Было мне уже 18 лет, и учился я в техникуме на послед­нем, четвёртом, курсе. Тренером секции был Владимир Фролович Коньков, человек хорошо известный в боксе как высококвалифи­цированный судья.

Тренировались мы в обычном спор­тивном универсаль­ном зале, где были установлены щиты с корзинами для ба­скетбола, а для бок­сёров — одна пнев­матическая груша и один или два меш­ка. Там же в другие дни тренировались борцы.

Мои тренировки начались со следующего казуса. В те времена было принято испыты­вать будущего члена секции на профпригод­ность. Такое происходило не только у Конь­кова. Суть испытания в следующем: новичка ставили побоксировать с разрядником. И тот не должен был щадить своего неопытного соперника. Если новичок выдерживал испы­тание, то есть приходил на следующую тре­нировку, то его оставляли в секции. Такая выбраковка кандидатов в секцию бокса была в корне неверной. Не всякий способный, но самолюбивый юноша переваривал унижение побоями на первой тренировке. И кто знает, сколько было потеряно будущих талантливых боксёров.

Пришлось пройти проверку и мне. На пер­вой тренировке Коньков поставил меня бокси­ровать с юношей примерно моего сложения.

Когда начался спарринг, на меня обрушился град ударов. Не помню сейчас, сколько ра­ундов я подвергался этой экзекуции. Помню лишь, что выстоял. После тренировки Коньков подошёл ко мне и с улыбкой сказал, что моим спарринг-партнёром был перворазрядник, чем­пион Москвы (!) Анатолий Фатеев.

Восемь месяцев я тренировался по три раза в неделю и ни в каких соревнованиях не участвовал. Наконец, во второй половине мая следующего, 1955 года Владимир Фролович повёз группу новичков на Открытый ринг на стадион «Торпедо». Свой первый бой я вы­играл ввиду явного преимущества, нанося уда­ры только правой рукой. Затем выиграл подряд три боя в аналогичных соревнованиях, и тоже досрочно.

В июне этого же года я окончил техникум и был направлен работать в Казань. Но там не захотели принимать на предприятие молодого специалиста, которого вот-вот должны взять в армию. Пришлось возвращаться в Москву.

Осенью призвали в армию. Попал я в ар­тиллерийскую часть, расположенную в 18 км от грузинского города Боржоми. Со спортом было покончено. Только через два с половиной года службы я, будучи старшиной артиллерий­ской батареи, предложил организовать в полку секцию бокса. Начальство одобрило это начи­нание, и мы, человек шесть-семь, начали тре­нироваться в холодном неотапливаемом клубе части, предварительно сдвинув скамейки в угол.

Через три месяца занятий команда нашего полка отправилась в Ахалцихе на первенство дивизии по боксу. Первые два боя выиграл ввиду явного преимущества, выступая в весо­вой категории до 67 кг. В третьем бою встре­тился с перворазрядником, на счету которого было около 40 боёв. Мой же боевой счёт со­ставлял всего шесть. Я проиграл ввиду явного преимущества, но при формировании коман­ды дивизии для её участия в соревновании на первенство Закавказского военного округа был включён в состав сборной.

Эти соревнования проходили в Тбилиси. Первый бой я выиграл у второразрядника. Следующий поединок мне предстоял с воспи­танником главного судьи соревнований и из­вестного боксёра АндроНовосардова. Бой прошёл с небольшим моим преимуществом, но этого, естественно, оказалось недостаточно для победы.

В 1958 году я был демобилизован из армии и возвратился в Москву. Мне уже 22 года, и надо думать о будущем. Поступил работать в ЦНИИ физической культуры. Сектор спортивной меди­цины, где я непосредственно трудился, распо­лагался на Большой спортивной арене в Лужни­ках. После рабочего дня я иногда тренировался в Школе высшего спортивного мастерства, рас­полагавшейся под трибунами стадиона. В это время там же занимались будущие знамени­тые боксёры Виктор Агеев и Валерий Фролов, а тогда победители первенства страны среди юношей. С удовольствием с ними спарринго-вался, но поскольку они были моложе меня на пять лет, им приходилось со мной нелегко.

Но спорт спортом, а нужно было устраивать свою личную жизнь. Пошёл учиться на подгото­вительные курсы для поступления в институт. Затем работал на ряде оборонных предпри­ятий, одновременно учился в вечернем инсти­туте. Тут уж стало не до спорта вечно усталому работнику «оборонки».

На пенсию вышел в 1996 году. Считаю, что в жизни кое-чего добился: кандидат техниче­ских наук, доцент по экономической киберне­тике и статистике, являюсь автором более со­рока статей на технические и экономические темы, десяти изобретений в области космиче­ской техники.

Когда появилось много свободного времени, вспомнил о своём давнем увлечении и вновь вернулся в спорт уже в качестве тренера по бок­су. Чтобы повысить квалификацию, поступил учиться на заочное отделение в Московский ин­ститут физической культуры и спорта и в фев­рале 2013 года его закончил. На тот момент мне уже было 76 лет. Согласитесь, возраст для сту­дента, хоть и заочника, достаточно солидный.

С 2002 по 2012 год работал тренером в ДЮСШ №93, а с 1998 года и по настоящее время являюсь тренером по боксу на обще­ственных началах в полиции Западного ад­министративного округа Москвы. Помимо это­го, занимаюсь литературной деятельностью, в частности сочиняю стихи. Одно из своих творений предлагаю на суд читателя уважае­мого мной журнала «Московский бокс».



Два года я ждал поединка,

И вот он пришёл наконец.

Ведут меня в ринг секунданты, Как в церковь ведут под венец.

Остались секунды до боя За чемпионский приз,

Что струны, натянуты нервы, Бодрюсь, говоря: «Не прогнись!»

Напротив в углу мускулистый Стоит, улыбаясь, атлет.

Перед таким прогнись-ка,

Из вас он накрутит котлет.

Привык к фотовспышкам и славе: Ну как же, ведь он чемпион!

Я же мало кому известный Всего претендент лишь на трон.

Но смело гляжу чемпиону С улыбкой в стальные глаза, 

Сейчас покажу, кто сильнее, Лишь правая б не подвела.

Прямым, да и снизу ударом Она выручала не раз...

Уверен, что выручит снова В этом бою сейчас.


Вот бой начался, и сразу Пошёл чемпион вперёд.

Он думал, что тут же к канатам С наскока меня прижмёт.

Я скромно назад отступаю,

Чтоб не попасть в переплёт,

И жду, не стреляю правой,

Ещё не её черёд.

Удары терплю. «Так надо», — Сказал сам себе. Переждал,

Но лишь он на миг раскрылся, Как тут ему в челюсть попал.

Убавился пыл чемпиона,

Он понял: здесь что-то не то... Притормозил немного Своё чемпиона авто.

Не ждал фаворит, что получит Техничный и жёсткий отпор. 

Тогда он на полную мощность Включил чемпионский мотор.

Но поздно — кончается раунд, А всё ж секунданты в углу 

Кричат, чтобы он рассчитался За наглую смелость мою

Однако теперь я поверил,

Что мне чемпион по плечу,

Что вырву в бою победу,

Раз очень того хочу.

Второй начинается раунд,

Как первый — опять он теснит,

Но справа прямой пропускает,

А всё ж на ногах стоит!

И тут, потеряв осторожность, Пошёл без защиты вперёд,

Как лётчик в подбитой машине В последний предсмертный полёт.

Да ждал я его и встретил Коронным ударом прямой.

Он замер на миг и рухнул К коленям моим головой.

В нейтральный ушёл я угол,

Судья открывает счёт...

Мне жаль чемпиона, но кто-то Прервать его должен полёт.

Судья отсчитал секунды.

Уж десять, соперник не встал, Плотно ему, однако,

Я в подбородок попал.


Ко мне репортёр подбегает, Подносит к губам микрофон 

И просит в эфир обозначить Мой чемпионский тон.

Я попросил репортёра Чуть-чуть с интервью подождать. 

Иду к середине ринга,

Чтоб визави поднять.

Вдвоём с секундантом сажаем На стул его в красном углу,

Затем к представителю прессы В свой угол спеша ухожу.

Так прежний властитель ринга Спел песню лебяжью свою,

А новый гроза чемпионов Рождён был в жестоком бою.

Когда-то и мне придётся Мой трон уступить молодым 

По принципу: высшее место В свой срок достаётся другим.

Так было, так есть и так будет, Всему своё время, черёд.

Сейчас я стою на вершине,

Но к ней уже кто-то идёт.

Назад в раздел