Кужин Николай Николаевич - ЗТР

09.01.2019


Заслуженному тренеру РСФСР, мастеру спорта СССР, одному из самых известных тренеров Ленинграда Николаю Николаевичу Кужину 26 ноября исполнилось 100 лет. О своем старшем товарище вспоминают его ученики и коллеги.


Олег Кузьмин, заслуженный тренер РСФСР:

Николай Николаевич начал заниматься боксом в тридцатых, на Конюшенной площади, где тогда был таксопарк и спортивный зал клуба шоферов. Николай Николаевич шофером не был и, как он сам мне рассказывал, ходил туда под фамилией Ильин (так звали его приятеля, работавшего таксистом), по его удостоверению, — так хотелось ему заниматься боксом. Когда этот невинный обман вскрылся, Николай Кужин уже неплохо боксировал, ему позволили тренироваться и дальше, он стал выступать на соревнованиях – но уже под своим именем. Многие из моих старших товарищей тренеров, у которых я учился, были коммунисты, и те из них, кто дожил до перестройки и развала Советского Союза, были шокированы тем, что произошло. Для них, прошедших войну, всё происходившее было каким-то ужасным парадоксом. Но никто из них не ныл, не жаловался. Закалка была у них классная. Им помогали дети, не забывали про них ученики… 

Я горжусь тем, что последние годы жизни Николай Николаевич Кужин работал со мной в «Трудовых резервах», куда я догадался его пригласить после того, как он из «Спартака» ушел на пенсию. 


Владимир Воробьев, неоднократный чемпион Ленинграда и призер чемпионатов СССР, ученик Н.Н. Кужина:

Начал я заниматься боксом в 12 лет, хотя разрешалось тогда с 14 – разрешение от родителей мне ребята написали. Думаю, этот обман Николай Николаевич без труда обнаружил, но не подал виду, позволив мне тренироваться со всеми. Поскольку бокс он очень любил, он меня понял и не осудил. Я Николая Николаевича считаю вторым отцом. Это был очень скромный, добрый, отзывчивый и по-настоящему мужественный человек. Блокаду он провел в Ленинграде, где готовил войска спецназначения для заброски в тыл врага, обучал их рукопашному бою. Сам был ранен, после этого ходил со слуховым аппаратом, но о войне он рассказывать нам не любил. Тренировались мы в Доме Культуры на «Петроградской», где был зал ленинградского общества «Спартак», сейчас там ДК им. Ленсовета.

Николай Николаевич жил боксом, всего себя ему отдавал. Одно время, пока тренерская деятельность не давала приличного заработка и не позволяла ему кормить семью, параллельно трудился стеклодувом, но тренировать ребят не бросал. Технику он ставил превосходно. Не хочу хвастаться, но уже спустя много лет после того, как я закончил выступать, мне рассказали, что Г. Ф. Кусикьянц говорил своим ребятам: учитесь боксировать у Воробьева. Конечно, в этом заслуга Николая Николаевича.  

Анатолий Мостов, журналист (1932-2012, из архива автора):

После блокады я был болезненным ребенком, которому физкультура была противопоказана, врачи запрещали. Толчком к «восстанию духа» послужил зарубежный фильм «Восьмой раунд» о хилом, но отважном пареньке, ставшим чемпионом мира по боксу. Я стащил в школьном медпункте бланк с печатью и вписал свою фамилию: здоров. Уловка удалась. В зале «Спартака» во Дворце культуры промкооперации тренер многих известных боксёров Николай Николаевич Кужин отметил мою худобу, длинные руки, ноги, реакцию и хмыкнул: попробуем. Он был очень строг к новичкам, все старались. Через месяц устроил «открытый ринг». После «молотилки» большинство ребят в зал не вернулись. Кто остался, получил майку с буквой «С» в красном ромбе, кожаные «боксёрки» и перчатки. Началась серьёзная работа. Первые пять боев я выиграл по очкам «одной левой». Потом прорезался удар справа. Синяки и распухший нос повергли мать в ужас. Она пришла в секцию, но Николай Николаевич ее успокоил: после разминки померил при ней моё давление, дал потрогать пульс – норма. Угостил мать чаем с конфетами, похвалил сына. Через год я выиграл первенство «Спартака» среди новичков и третьеразрядников. Стал призёром города среди юношей. Медики не понимали, что со мной, но уроки физкультуры теперь я посещал на равных со всеми.

Автор: Сергей Князев

Назад в раздел