Если бы татуировки могли говорить…

05.12.2015

Если бы татуировки могли говорить…

Сейчас многие боксеры делают себе татуировки. Американский журналист Питер Вуд рассуждает об этом феномене: 

«Тату – это модно. С 1990-х все больше боксеров пытались выражать свою индивидуальность посредством тату, но я вижу лишь их слабости. Если у вас есть татуировка, вам не понравится эта статья, поэтому не утруждайте себя.

Я познакомился с Деонтаем Уайлдером в Зале Глисона в Бруклине вскоре после его возвращения с Олимпиады-2008 в Пекине, где он завоевал бронзовую медаль. В то время у «Бронзового Бомбардировщика» была только одна татуировка на руке – изображение пары рук, сложенных в молитве и сжимающих четки.

С тех пор он покрыл свое огромное тело немалым количеством тату. «Я потратил на них более 1000 часов», – сказал чемпион WBC в тяжелом весе.

«Все, что написано и нарисовано на моем теле с головы до ног, имеет значение. Мое тело рассказывает свою историю посредством искусства.

«Если бы тату Уайлдера могли говорить, что бы они сказали? По сути, там четыре основные категории:

  • любовь
  • семья
  • Священное писание
  • чемпионские пояса

В статье Джейсона Брейслина «Что говорят тату» Уайлдер объясняет: «Я очень страстный человек, я и любовник, и боксер». Он подчеркивает это с помощью татуировки с изображением перьевой ручки, выводящей строку «Любовь» курсивом. «Я все чувствую. Если вы дарите мне свою любовь, я дам вам свою любовь в ответ, как в отношениях, так и в дружбе».

«Уайлдер – духовный человек», – пишет Брейслин. –«Если у вас нет под рукой Библии, он может послужить отличной заменой».

«Я люблю Библию», – подтверждает Уайлдер. –«У меня на теле есть несколько моих любимых изречений». Помимо 27 псалма на его спине, у него есть часть 144 псалма на руках, которая гласит: «Благословен ты, Господи, научающий руки мои для битвы, персты мои – для войны»

Третья любимая тема для тату – его семья. Его любимая татуировка имеет отношение к четырем его детям – Аве, Деонтаю-младшему, Дереону и Неии. «Они напоминают мне, зачем я все это делаю», – говорит Уайлдер. –«Я все время говорю людям, что мои дети – это мои начальники. Я работаю для них, пытаясь построить их будущее».

Возможно, самая тяжелая семейная татуировка изображает Деонтая и его дочь Неию держащимися за руки после того, как она прошла операцию на позвоночнике. «Когда она проходила все испытания, которые ей необходимо было пройти, я проходил свои испытания в карьере, пытаясь поддержать ее. Тату показывает, как мы вместе идем по дороге к успеху», – говорит он.

Четвертая любимая тема татуировок Уайлдера – это его пояс WBC. Ему понадобилось 7 лет, чтобы завоевать его и 6 часов, чтобы вытатуировать его на своем бедре. «Когда я объединю все титулы в тяжелом весе, я вытатуирую на своем теле каждый пояс».

Если это произойдет, Деонтай определенно оставит след как боксерском Зале Славы, так как и зале Рипли «Хотите – верьте, хотите – нет», как самый татуированный чемпион всех времен.

Деонтай Уайлдер не единственный татуированный боксер. Современные боксеры – это поколение Y, и почти каждый имеет татуировку. Человечество носило татуировки с доисторических времен, кто-то – чтобы выделиться, кто-то – чтобы быть принятым в определенный круг. Ледяные люди или Эци, жившие 5000 лет назад, останки которых обнаружили в районе Альп, тоже имели татуировки. Интересно, они выступали в тяжелом весе или в наилегчайшем?

В прошлом у многих боксеров были татуировки. Том Шарки отличился особенно. С ушами, похожими на цветную капусту, тяжеловес носил на своей огромной груди в метр шириной изображение четырехпалубного корабля. Чемпион в полутяжелом весе Карл «Бобо» Олсон покрыл татуировками плечи. Барни Росс, великий боксер в легком и полусреднем весе, выступавший в 1930-е годы, имел татуировку звезды Давида на правой руке.

Сегодня многие боксеры покрыты татуировками. Часто это просто нагромождение и безвкусная мешанина из татуировок. Риддик Бове и МариушВах носят на своих мощных торсах изображения детей. Боксеры-тяжеловесы Крис Арреола, Лукас Браун и Малик Скотт имеют целую россыпь тату. Мигель Котто, Луи Колазо, Артур Шпилька, Винки Райт, Эдди «Животное» Лопес – все они имеют целую кучу задиристых тату. Чемпионы Келли Павлик, Эйнждел Манфреди, Пол Спадафора и МиккельКесслер, с их мощными тату, выглядят так, словно их подкосила «племенная» лихорадка.

У Майкла Катсилиса уникальная татуировка черным, изображающая солнце Вирджинии.

Покойный чемпион WBC в легком весе Эдвин Валеро украсил свою грудную клетку 3-х цветным флагом Венесуэллы ( с улыбающимся лицом Уго Чавеса внутри флага).

image003.jpgНе будем забывать и о Джонни Тапии и разнообразии его тату, включающих надпись MiVidaLoca на животе. Мало кто знает о том, что у легковеса Билли Талли есть 4 «абсолютно отвратительные» армейские тату, о которых он жалеет.

Но специальная награда за лучшую татуировку, достается, конечно же, Железному Майку Тайсону, за татуировку, выбитую на его щеке; ну и, конечно, еще за 4 весьма необычные татуировки – изображения лиц Артура Аша, Мао, Че Гевары и бывшей жены Моники Тернер.

Сегодняшняя американская культура помешана на боди-арте ,боди-блинге и граффити на теле. USA Today сообщает, что 53% современных спортсменов имеют хотя бы одну татуировку.

Я понимаю: люди – не только боксеры – хотят чувствовать, что их жизнь имеет значение; они хотят быть счастливыми или значимыми, или чувствовать себя крутыми.

Не то, чтобы я хотел морализировать, но ведь татуировки для этого недостаточно. Тату – это не выход.

Тату – это модно. С 1990-х все больше боксеров пытались выражать свою индивидуальность посредством тату, но я вижу лишь их слабости. Для многих людей сделать татуировку –это способ казаться «испорченным», не становясь таковым на самом деле.

Мухаммед Али, Джо Фрезер, Ларри Холмс, Боб Фостер, МарвинХаглер, Шугар Рей Леонард и 99% великих боксеров всех времен не нуждались в татуировках.

Один мой боксерский друг сказал: «Безвкусные сантиментальные фразы и надоевшие цитаты, впечатанные в кожу – это не знак силы или глубины. Это просто рисование на себе, превращение себя в ходячий рекламный щит».

Я с этим согласен. Для современных атлетов татуировки – это несерьезно. То, что раньше было уделом «плохих парней», рокеров, байкеров и морских офицеров – теперь способ самовыражения, такой же, как любимые цитаты в профиле на Facebook.

У Деонтая Уайлдера есть нечто общее с голливудскими красоткамиХайдиКлум, СкарлетЙохансон, Джесикой Альбой, Джулией Робертс, Энн Хетеуэй, Хелен Миррен, Рианой и даже Каролиной Кеннеди, у них у всех есть татуировки.

Рисунки на теле были даже у президентов США Джейка Полка, Эндрю Джексона, Тедди Рузвельта, у писателей ДжорждаОруелла и Дороти Паркер и даже у изобретателя Томаса Эдисона, что весьма неожиданно.

Я недавно посетил «3-ю ЕжегоднуюВестчестерскую Тату-Конвенцию», мегафестиваль на восточном побережье, проходящий в городе Уайт-Плейнс, штат Нью-Йорк. У меня был шанс заглянуть в темный мир тату. Я думаю, я был единственным посетителем без татуировок. Как главный тренер зала Cage в середине 90-х, я всегда был единственным нетатуированным человеком вне своего зала, так что я в некотором роде тоже выделялся.

Я не Республиканец и я не лицемер. Пусть каждый живет, как хочет. Но мне никогда не нравились татуировки. Я думаю, что чем старше ты становишься, тем больше жалеешь о них. Татуировки на шее и лице часто воспринимаются также негативно, как и на других местах, вне зависимости от возраста (прости, Майк).

tatu3.jpgЯ понимаю. Деонтай Уайлдер и те боксеры, о которых я говорил ранее, воспринимают свое тело как чистый лист, и у них много причин длятату: привлечение внимания, самовыражение, креатив, мятеж, отражение своей истории, отображение культурных и духовных ценностей, сексуальность, пристрастия или принадлежность к группе. Отдельная группа – тату, сделанные под влиянием алкоголя, по импульсу.

На тату-конвенции я ходил везде и наблюдал. Было чисто, тихо и аккуратно. Люди относились друг к другу с уважением, отовсюду раздавалось монотонное жужжание пистолетов для нанесения тату, словно рой пчел. Почти как священный шум. Атмосфера была очень семейная.

Многим важно принадлежать к какой-то группе, и эта тату-конвенция для них – как принадлежность к племени.

Я заглядывал в разные будки, смотрел на молодых мужчин и женщин, подставляющих себя по иглу. Их лица были суровыми и серьезными, как если бы их действительно принимали в племя. О чем они думали? Как хотели повысить самооценку?

Я шел по проходам, и мне казалось, что в глубине души они все понимали, что для того, чтобы стать счастливыми, им нужно куда больше, чем тату.

Как и косметика, тату лишь восполняют то, чего не хватает. Люди всегда пытались улучшить и приукрасить свое тело – макияжем, диетами, париками и тату. Что угодно, чтобы сделать себя немного лучше, чтобы больше любить самого себя.

Я подумал о бедном Джонни Тапии.

Тату должна сделать нас привлекательными и поднять самооценку. Я заметил тучную женщину в футболке с глубоким вырезом. Она показывала свою новую татуировку – красивую бабочку. Но я подумал о том, что через 20 лет эта бабочка будет больше похожа летучую мышь или птеродактиля.

Парень с тату в виде слезы, тихо евший кусок пиццы в углу, был настоящим победителем – он выглядел как убийца, побывавший в тюрьме.

Я подумал о Рубине «Урагане» Картере. Он не нуждался в тату, чтобы быть сильным. Как и полутяжеловес Билли Талли.

Куда бы я ни заглядывал, всюду я видел татуированные руки, бедра, торсы и ладони. Конечно, это завораживало.

Тату – это как театр на коже.

Один мой боксерский друг говорит: «Есть два пути стать счастливым: работать в зале и улучшать себя в реальной жизни или снизить требования и сделать себе татуировку».

Я никого не осуждаю, но я с ним согласен.


* * *
Маразма в моей семье никогда не было . Но в последние 25 лет, с тез пор как культура тату вошла в нашу жизнь, многие члены моей семьи – как мужчины, так и женщины, сделали себе татуировки. Они присоединились к Деонтаю Уайлдеру и другим. Один мой двоюродный брат сделал себе татуировку на всю спину (больше, чем у Майкла Катсидиса); другой хочет сделать тату на всю руку. У многих есть татуировки на руках и запястьях.

Эх, молодость…

Я люблю их всех, но то, что раньше было банальным членовредительством и психологической проблемой, стало нормальным поведением.

И, тем не менее, тату – это постоянное напоминание о временном состоянии.

Исследования показали, что « в среднем, в 38 лет большинство американцев думают, что тату больше не смотрится круто».

Я столкнулся с этим вопросом в 1963 году, когда мой 15-летний брат сделал татуировку “Mom&Dad” в красном сердце на своем тощем плече. В то время мой брат тоже выделялся среди своих, прямо как Том Шарки со своей четырехмачтовой шхуной на всю грудь на переломе веков.

Я помню один летний вечер, после того как мой брат принял душ. Я увидел эту татуировку, и чуть не потерял сознание. Мне было 9 лет.

Сегодня, если моя 19-летняя дочь сделает татуировку, я тоже упаду в обморок. Неужели ей может захотеться исписать свое тело цитатами и клише, о которых она потом пожалеет?

Мне нужно познакомить ее с Билли Талли, старым татуированным боксером из классического романа Леонарда Гарднера «Город Жирных». Гарднер написал о Талли: «В подпольной раздевалке Талли снимает одежду. У него четыре татуировки, сделанные еще в армии и сейчас выглядевшие на нем ужасно: голубая ласточка в полете над каждым соском, зеленая змея вокруг левого запястья и на правом предплечье кинжал, пронзающий розу»

Человеческое тело – это шедевр, а не холст. И не холодильник.

                                                                                                                  Питер Вуд (журналист США)

 

Назад в раздел