Емельянов Сергей

17.10.2017

Емельянов Сергей

Выдающийся боксёр и не менее известный специалист бокса К. Градополов в своей кни­ге «Воспоминания боксёра» писал: «За пятьде­сят лет в спорте я повидал много замечательных боксёров. Все они как живые проходят чередой в моей памяти. Никого из них я не хочу преднаме­ренно забывать и с большой симпатией вспоми­наю их имена, но объём книги не позволяет мне написать обо всех. Как автор мемуаров, я выде­лил в «золотую пятёрку» лишь тех, кто произвёл на меня наибольшее впечатление».

И вот пер­вый из тех о ком рассказы­вает Градопо­лов — заслу­женный мастер спорта Сергей Емельянов, выступавший за СКА (Ленин­град). Его не следует путать с однофамиль­цем, мастером спорта международного класса, брон­зовым при­зёром Олим­пийских игр Вадимом Еме­льяновым, ко­торый тоже вы­ступал за этот клуб, правда на несколько де­сятилетий поз­же. Подобная ошибка допу­щена Энциклопедии бокса, где под фотографи­ей Сергея Е’мельянова написано: Вадим Емелья­нов.

Из книги Градополова: «В Ленинградском технологческом институте в начале двадцатых годов вёл занятия по боксу Владимир Иванович Осечкин. Он не был ни боксёром, ни выдаю­щимся тренером. Инженер по образованию, он просто любил бокс и преподавал как обще­ственник.

Однажды среди его учеников появился скула­стый паренёк со светлыми непокорными вихрами. Звали его Серёжа Емельянов.

Если говорить о самобытности в спортивной практике, этот боксёр был особенно своеобра­зен. Он не любил раскладывать бой на отдельные технические элементы и подолгу разучивать их, а воспринимал его в целом. Когда на уроке объ­являлись упражнения в вольном бою, то Серёже здесь не было равных.

Он действовал как ветряная мельница и за­мучивал своих партнёров безудержным темпом. Постоянно находясь в сфере действия ударов противника, он всегда подавлял его инициативу тактикой беспрерывного наступления, буквально осыпал партнёров ударами, при этом совершенно не уставал сам и мог боксировать без конца. Ис­ключительная выносливость, живой темперамент и боевитость — именно в этих качествах прояв­лялся талант Емельянова.

Став уже опытным боксёром, Сергей Емелья­нов никогда не изменял своей тактике, и хотя про­тивники знали эту его особенность, никому из них не удавалось вырвать у него инициативу боя, так как выдержать темп, предложенный Емельяно­вым, было просто невозможно. Ему проигрывали физически сильные «нокаутёры», которым Сергей не давал времени сосредоточиться на сильном ударе. Искусных техников запутывала «стихий­ность» его действий. Маневренным соперникам он навязывал ближний бой, изматывал их силы беспрерывными сериями ударов.

Ведя наступление в собранной стойке, он хо­рошо сочетал нанесение ударов с защитой рука­ми и уклонами встречной атаки соперника. При этом создавалось впечатление, что руки его всег­да свободны для удара.

Несмотря на темперамент, это был спор­тсмен с необычайно уравновешенной нервной системой. Я побывал вместе с ним в нескольких зарубежных поездках и всегда восхищался его удивительным спокойствием даже перед перед всеми ответственными боями. Он мог спокойно заснуть перед матчем, лишь просил разбудить его за два часа до встречи.

Мы побывали с ним в Финляндии, Латвии, Норвегии, Швеции. Жаль только, что международных встреч в то время было очень мало. В них Сергей мужественно представлял молодой советский спорт и неизменно одерживал победы».

Сергей Емельянов родился в 1906 году. Он достаточно быстро сумел войти в число лучших боксёров страны. Начал заниматься боксом в 1925 г., уже в ноябре 1926-го был приглашён в сборную команду РСФСР для поездки в Финляндию.

Финский спортивный союз «ТУЛ» выставил сильную команду. Причём навязал необычную формулу боёв: 2 раунда по 3 минуты, третий — 4, в случае ничьей — ещё две трёхминутки. Пришлось согласиться. Матч вышел трудным, из наших выиграл москвич Александр Гольдштейн, остальные шестеро проиграли. Впечатление спас Емельянов. Вот что писала тогда газета «Тиедонантад»: «Скуластый, костистый и широкоплечий Емельянов побил Пелтонена. Не обращая внимания на «хуки», русский постоянно наступал с быстрыми, сокрушающими ударами. Измолотив чемпиона Гельсингфорса, Емельянов к концу был абсолютно свежим. Ему не хватает работы ног и чистоты ударов, но этот парень создан для побед на ринге».

О Сергее Емельянове заговорили. Одни восторгались отвагой и выносливостью, другие считали его стиль примитивным. Шёл старый спор о методах ведения боя. «Мне так нравится и удобно, — отвечал Емельянов. — А как противнику — не знаю. Это его забота».

В своей книге «На ринге» известный боксёр, чемпион страны 1926 г. Яков Браун писал: «В марте 1927 г. разыгрывалось первенство РСФСР. В финальном бою я встретился с Сергеем Емельяновым. Этот бой был самым жестоким из всех моих выступлений на ринге.

До этого Емельянов провёл двенадцать боёв и все закончились его победой. Отличительной чертой этого боксёра была полная нечувствительность к ударам. Удивительно выносливый, он предлагал стремительный темп боя, утомляя противника и неотступно преследуя его.

Мы на ринге... Гонг. Бросаюсь в атаку. Емельянов сбит на пол. Однако это только секундный успех. Сергей обрушивается на меня ураганной атакой. Моя левая рука ещё сильнее, чем накануне, болит в плече. Когда провожу ею встречные удары, чувствую резкую боль. Приходится работать исключительно правой рукой, используя для защиты от прямых ударов нырки. Во время одной из таких защит Емельянов ловит меня на резкий удар снизу. Удар потрясает меня. Касаюсь рукой пола, но тут же вскакиваю. Конец боя проходит в горячих обоюдных атаках. Рефери объявляет по­бедителем Емельянова я крепко пожимаю протя­нутую Сергеем руку.

В раздевалке Емельянов подошёл ко мне и ска­зал: «Ну, Яша, давай обнимемся». Никакой злости друг на друга не было. Вместе мы пошли в душе­вую. У меня сильно болела левая рука, и Емелья­нов помог мне вытереть тело после душа и одеть­ся».

В конце 1926 года москвичи вызвали ленин­градцев на дружескую встречу. Состязания про­ходили в 1-м московском цирке. Зал забит до отказа. После двух поединков счёт ничейный, на ринге третья пара: С. Емельянов — К. Никитин. Уверенный в быстрой победе, опытный боксёр Никитин решил сразу подавить ленинградца. Не­сколько сильных ударов едва не свалили Сергея с ног, но он устоял, собрался. Его встречные в корпус охладили пыл соперника, атаки с разных точек сбили с толку. В третьем раунде Емельянов нырнул под правую Никитина, встретил «кроше» в живот и провёл два крюка в голову. Тот побледнел и пошатнулся. Нанеся ещё два удара, Емельянов, не доводя дело до нокаута, отошёл. Зрители стоя приветствовали благородство молодого победи­теля.

Именно в этот день началась долгая боксёр­ская дуэль двух городов, в которой ковалась оте­чественная школа бокса — игрового, результатив­ного. Сергею Емельянову выпала заметная роль в этом споре.

Приближалась 1-я международная Спарта­киада рабочего спорта в Норвегии. За полтора месяца до состязаний Емельянов взял на работе отпуск. Жил по такому режиму. Подъём в 7 утра.

Гимнастика, душ, стакан молока. Час утренней пробежки, бой «с тенью» на ходу. Колка дров для резкости ударов. Второй завтрак. Отдых. 2 часа тренировки на снарядах. Обед, отдых. Бег на 3 и 5 тысяч метров. Вечером вольный бой в 6 раундов, спарринг 4 раунда с разными партнёрами. Мас­саж, душ, прогулка. Утром всё сначала, полтора месяца кряду.

Выступление Емельянова на рабочей Спарта­киаде 1928 г. было триумфальным. Одержав кра­сивые победы над своими соперниками, он стал победителем. Финская газета писала: «Этот мо­лодой русский уже сегодня выступает как мастер международного класса. Он создан для побед».

Атакующий стиль ленинградца произвёл силь­ное впечатление за рубежом. Приглашая нашу сборную, боксёры Швеции, Норвегии, Финлян­дии, Прибалтики, Германии непременно хотели видеть в её составе Емельянова. Помимо инди­видуальности, он поражал нечувствительностью к боли. Его часто называли «железной скулой». Секрет был в том, что боксёр невозмутимо пере­носил удар, смягчая его «микронным» уходом. Укреплял и кожу лица — массировал её, втирая раствор из морской соли, спирта и лимонного сока. Необычная стойкость выбивала соперников из колеи. Не раз Емельянова соблазняли перейти в профессионалы, но все письма из-за рубежа он пересылал в Комитет физкультуры.

За 11 лет занятий боксом Сергей Емельянов провёл на ринге 115 боёв, в 104 одержал победы. Из 22 международных встреч победил в 19. Он пя­тикратный финалист чемпионатов СССР.

А потом началась война. Старший инженер — лейтенант Сергей Емельянов рвался на фронт, но ему поручили обучать технике молодых лётчи­ков. С болью в сердце узнавал о потерях друзей-спортсменов: погиб товарищ по сборной Сергей Целовальников, соперник и друг Гена Репнин. Сгорел в танке брат Сергея, лейтенант Иван Еме­льянов. Приходили и приятные вести. «Сергей Андреевич! Спешу сообщить — мне присвоено звание Героя. Спасибо Вам — в боях не подво­дил стальной мотор. И уроки бокса пригодились», — писал его выпускник Марк Галлай — будущий лётчик-испытатель.

Когда пришла долгожданная Победа, спорт снова позвал инженера-подполковника Емелья­нова. В Харьковском авиационном училище он вёл бокс на общественных началах. Среди его курсан­тов появились мастера, а механик-авиатор Геор­гий Ешко стал чемпионом СССР 1947 года.

До последних дней своей жизни Сергей Ан­дреевич Емельянов не расставался с боксом. Его регулярно приглашали в качестве главного судьи на крупные боксёрские соревнования. В 1976 году знаменитый боксер ушел из жизни.

Назад в раздел