Надежда Королева

26.12.2017

Её пятидесятилетний юбилей 22 декабря совпал со столетием со дня рождения отца — величайшего советского боксера. В этом году было проведено два мастерских турнира в честь 9-кратного чемпиона страны в Рязани и под Москвой.

 


Младшая дочь Николая Федоровича много интересного рассказала о своем отце.

— Известно, что Николай Королев — уроженец Москвы…

— Но при этом коренным москвичом его назвать нельзя. Дело в том, что его мама приехала в Москву, будучи беременной, и здесь она моего отца родила. При этом он не является русским по происхождению. Его бабушка по маме — полька шляхетского рода. Ее из дома родители выгнали за любовь с простолюдином. А предки по отцовской линии были белорусскими крестьянами Вильнюсской  губернии. Причем, необычайной физической силой отличались его предки как по линии отца, так и матери. Его дед был лесничим и погиб в неравной схватке с браконьерами. Озверевшие вредители нанесли ему множество тяжелых и разнообразных ран, а он всё оставался жив. И чтобы умертвить его уже наверняка, лесничего раздавили, повалив на него дерево, и потом уже добили. А фамилия его настоящего отца — Фадеев. Королев был отчимом моего папы.

— Правда, что боксом Николай Королев занялся очень поздно?

— Да. 16 лет — даже для тех времен — довольно поздно. А до тех пор интересовался не боксом, а футболом. Даже перелом носа — это след от футбольных баталий, а в боксе отец обошелся без серьезных повреждений. Но основное время в его юности занимала любовь к технике. Так здорово мастерил приемники, что даже у маститых радиолюбителей пользовался большим авторитетом. После 7 класса пошел на завод «Нефтьгаз», где работала его мама чернорабочим. А мой папа там довольно быстро и на хорошем, добротном уровне освоил сразу несколько специализаций. А поздний приход в бокс удивителен еще и тем, что этим видом спорта увлекались многие соседи и друзья моего отца. Они приводили папу в зал бокса, а он особого интереса не проявлял. И лишь после нескольких попыток увлекся. И прогрессировал так быстро, что менее, чем через два года его вывели уже на бой с многократным чемпионом страны Виктором Михайловым. Тот бой он, конечно, проиграл. Потом было много поединков между этими двумя знаменитыми боксерами, и проходили они с переменным успехом. А 1936 году, в возрасте 19 лет отец стал абсолютным чемпионом страны.

Отца забраковала медкомиссия, а он все равно рвался на фронт

— Уже до войны Николай Королев был одним из самых знаменитых людей в стране. И при этом он отправился на фронт…

— Да, несмотря на то, что он был признан медиками негодным к военной службе. Дело в том, что отец, уже будучи многократным чемпионом страны по боксу, вдруг захотел стать летчиком. Идти курсантом в военное училище уже не было возможности, но он решил пойти по линии ДОСААФ. И совершая десятый прыжок с парашютом, он неудачно приземлился и травмировал ступню, которая потом так и не зажила окончательно. Так что в июле 1941 года не подлежал призыву в действующую армию. Тем не менее, отец добился зачисления в Отряд Особого назначения, который был составлен из спортсменов высокого класса и предназначался для проведения диверсий в тылу врага.

— Рассказ о том, как ваш отец нокаутировал несколько вооруженных фашистов, а потом вынес на себе из окружения партизанского командира Дмитрия Медведева, и все школьники знают. Но при этом довольно противоречивы сведения о количестве рейдов Николая Королева в тыл врага.

— Действительно, многое о его военных годах неясным остается до сих пор. Что-тооказалось под грифом секретности, а какие-то документы и письменные воспоминания были потерянными по разным причинам. Например, сведения об участии моего отца в операции по обезвреживанию в Германии боксера — фашистского разведчика (бывшего чемпиона СССР, перешедшего на сторону немцев во время их оккупации) впервые были опубликованы известным журналистом Эдуардом Хруцким совсем недавно. Между тем, подробности этого дела стали известны Хруцкому еще с 1960-х годов. Дело в том, что тот период был самым тяжелым в жизни моего отца. Он был уволен с предыдущего места работы (вернее, службы в ВМФ) и развелся, оставшись без жилья и средств к существованию. Дошло до того, что отец какие-то медали закладывал в ломбард, чтобы жить на что то, а питался порой тем, что подстреливал голубей и готовил из них еду. У него случались голодные обмороки! Хруцкий был одним из немногих, от кого отец тогда не отказался принять какую-то помощь. А от остальных, даже от близких друзей, папа вообще старался скрыть эту ситуацию. Именно в тот период решился рассказать Хруцкому что-то о своих военных годах, об участии в спецоперациях и ознакомить Эдуарда со своими записями. Я не знаю — с какой поры отец начал вести эти дневники. Но остались достаточно подробные его записи даже о событиях довоенной поры.

— А когда-нибудь эти записи будут опубликованы?

— Надеюсь, что будут. Есть планы даже создать художественный фильм о жизни моего отца, с максимальным приближением к реальности. Значительная часть его записей находится у меня. Но здесь мы можем столкнуться с большими трудностями. Дело в том, что отец по жизни был очень прямым, абсолютно бескомпромиссным человеком. И если уж он влиятельным чиновникам высказывал в лицо все, что о них думает (именно из-за этого он имел большие неприятности, в том числе и увольнения с престижных постов), то несложно догадаться — что он о них написал в своих дневниках. Потому что от подлостей влиятельных людей он пострадал много раз. Вы можете себе такое представить: один из таких деятелей прямо так и заявил моему отцу прямым текстом: «А что вы сделал для бокса?!». И потому, если эти дневники опубликовать без купюр, вполне логично было бы ожидать шквала возмущений от детей внуков тех людей, о которых мой отец писал в своих дневниках.

— А что он рассказывал о своих военных годах в семье?

— Мне он ничего рассказать не мог, потому что умер, когда мне было семь лет. Но он практически ничего не рассказывал и моей маме. Когда заходила речь о его войне, у него порой даже слезы появлялись на глазах. Он вообще не мог говорить на эту тему. А записи этой поры в дневнике довольно обрывочны. Хотя и имеются очень интересные эпизоды.

— Какие, например?

— В одной из последних глав своего дневника папа подробно описывал свой приход на последнее место службы. После длительного перерыва в тренерской деятельности его взяли на работу в спортивное общество «Буревестник». Но сразу негласно поставили такие жесткие условия, чтобы он поменьше «наводил справедливость» и возмущался. Какое-то время отец с увлечением работал со спортсменами. Но необходимость молчать и не пытаться бороться с постоянным произволом начальства и его некомпетентностью скоро так надоела моему отцу, что он вынужден был уйти с этой должности. Он перешел работать в ОСВОДЕ (Общество спасения на воде). Хотя, конечно, свою высокую спортивную квалификацию с большей пользой он мог применить именно как тренер в «Буревестнике». Такие повороты в его служебной биографии, конечно, не могли его не расстраивать и удручать. Но он никому не жаловался, а эти откровения я узнала только из его дневника.

— В последнее время много писали о его попытках выйти на бой с чемпионом мира среди профессионалов Джо Луисом. Кому первому пришла в голову такая идея, невероятная для советского времени? И кто «зарубил» ее?

— Предложили именно американцы. В боксерских журналах США довольно подробно освещались поединки и лучших боксеров-любителей. В послевоенные годы советская боксерская федерация не имела контактов ни с профессионалами, ни даже с Международным олимпийским комитетом. Тем не менее, об успехах боксера Королева хорошо было известно даже в США, а к спортивным успехам популярности ему добавляло участие в военных операциях. Так что американцы с большим энтузиазмом пытались пригласить Королева в США. О причинах, по которым бой между сильнейшим американским и советским боксером не состоялся, мне тоже всякое довелось прочитать. И что одна из сторон отказалась из страха. И что советское руководство опасалось, что Королев останется за рубежом. Но, зная о его горячем патриотизме, я считаю эту версию совсем абсурдной. А после прочтения его дневников я для себя определила версию довольно прозаическую, но главную. Дело в том, что после боя против Джо Луиса или с любым другим профессионалом АИБА (международная федерация любительского бокса) лишила бы отца права выступать на Олимпиадах. А он этого больше всего хотел. Еще в 1949 году отец уверенно выиграл звание чемпиона СССР, победив финале литовца Шоцикаса. В 1951 году, в возрасте 34 года он ему же уступил в очень упорной борьбе, и на первую (для нашего спорта) Олимпиаду поехал именно Шоцикас. Отец из-за этого, как я поняла, переживал сильнее, чем от несостоявшегося боя с профессионалами.

— С Шоцикасом у него какие были отношения?

— Прекрасные. Вполне дружеские, как и с другими соперниками. Упорство их противостояния на ринге не отражалось на взаимоотношении вне его. А самым лучшим другом был тбилисский супертяжАндроНовосардов, несмотря на всю жесткость боев между ними. Уже после смерти папы дядя Андро приезжал на боксерские турниры, посвященные Николаю Королеву. И я тоже подружилась с Новосардовым и его женой.

— В чем причина неприятностей, которые вашего отца преследовали в начале 1960-х годов?

— Они начались у него еще в середине 1950-х. Когда при Хрущеве репрессировали главу советской разведки Павла Судоплатова, отец был единственным, который пытался заступиться за своего бывшего начальника по военным годам. Он в связи с этим направил Никите Сергеевичу официальное письмо, которое ничего, кроме раздражения, у руководителя страны вызвать не могло. Да и вообще по жизни отец был очень прямым человеком, не скрывал своих взглядов и своего мнения. Показателен такой эпизод. Когда папа занимал руководящий пост, к нему однажды за характеристикой для выезда за рубеж пришел известный тренер по боксу, который был хорошим специалистом, но непорядочным человеком. Отец подписал ему нужную бумагу и прямо сказал в лицо: «Иди и дальше распространяй обо мне всякую клевету».

Отец «поставил» мне удар, когда я еще ходила в детский садик

— А каким лично вам отец запомнился?

— Меня, ребенка очень любил, нянчился постоянно. Шутливо называл Посребышем — как самого младшего своего ребенка. Я когда я баловалась и хулиганила, то называл меня Бармалеем. За глаза меня, видимо, тоже так называл — когда папин начальник (руководитель всесоюзного общества ОАСВОД) звонил нам домой, и поднимала трубку я, то и папин начальник меня приветствовал: «Здравствуй, Бармалей!». Но при этом отец меня не баловал, не сюсюкал со мной. Вот показательный эпизод. Было время, когда меня в детском саду обижали мальчики (дергали за косички, пихали, дразнили), и я приходила домой заплаканная и на следующий день утром не хотела в детский сад идти. Мама хотела пойти в детский сад и разобраться. Но папа заявил, что последнее дело — жаловаться, кляузничать и тому подобное. Он позанимался со мной несколько дней, поучил наносить удары. В результате после очередной хамской выходки мой обидчик упал и получил сотрясение мозга. И после этого были неприятности уже у моих родителей.

— Судя по столь большой разнице в возрасте между вами и старшей дочерью Королева, он, видимо, два раза был женат?

— Не два, а четыре. Старшая дочь — Светлана у него родилась еще до войны. Средняя Ольга, к сожалению, умерла год назад. Первая жена папы была гимнасткой, и по окончанию спортивной карьеры — неплохим тренером, работала в «Динамо». Две следующие жены к спорту не имели отношения. А моя мама играла в волейбол за «Динамо». В момент ее знакомства с отцом у него начала налаживаться жизнь. Его назначили тренером в команду «Буревестник», и первые годы моей жизни он часто и надолго отлучался из дома, разъезжая со спортсменами по турнирам и тренировочным сборам. А потом, когда перешел в ОСВОД, жизнь стала более размеренной, а он сам — домоседом. И в плане его отношения к семье могу сказать очень интересную вещь. Но при этом к супружеским изменам был крайне нетерпим. Так однажды он отказался принимать у себя дома широко известного деятеля культуры, при этом — очень влиятельного человека. Этот человек папе ничего плохого не сделал. Но отец испытывал к нему неприязнь лишь потому, что тот гулял «налево» от своей жены. Сам папа был женат четыре раза, хотя и не всегда расписывался в ЗАГСе. (Вы знаете, до войны регистрация брака многими считалась буржуазным пережитком). Но, будучи чьим-то мужем, папа никаких себе «ходов налево» не позволял. Только после развода! Да и разводился он как истинный джентльмен — всегда уходил от жены с одним только чемоданом.

— Почему ваш отец умер в довольно молодом возрасте? Ведь для нескольких поколений наших болельщиков он был воплощением силы и здоровья?

— О своих болезнях он не любил говорить, даже своим близким. Бокс серьезных последствий на его здоровье, как я поняла, не оказал. Во время Отечественной войны он избежал ранений пулями или осколками. Но пару раз взрывами гранат его довольно сильно контузило. И это в дальнейшем сильно сказалось на его здоровье. Особенно в последние годы. Но умер отец довольно неожиданно. Он отдыхал в санатории «Михайловское» в Подмосковье. У него там случился сердечный приступ, и врачам не удалось спасти. До своего 57-летия папа не дожил всего два дня.


Королева в дом музей собрала своих друзей


 

Назад в раздел