Александр Лебзяк: Держаться все вместе до последнего будем

11.08.2016

Александр Лебзяк: Держаться все вместе до последнего будем

В самый разгар олимпийского турнира по боксу главный тренер российской команды Александр Лебзяк в одном из интервью назвал ряд спортсменов в команде «туристами» и «пассажирами», а также рассказал, что некоторых боксеров в состав ему навязали. На утро среды из состязаний выбыли уже несколько боксеров — Василий Егоров (49 кг), Адлан Абдурашидов (60), Андрей Замковой(69), Петр Хамуков (81). В обойме остаются россияне Михаил Алоян (52), Владимир Никитин (56), Виталий Дунайцев (64), Артем Чеботарев (75) и Евгений Тищенко (91). 

Лебзяк рассказал о том, почему недоволен рядом спортсменов, как в действительности обстояло дело с заявлением на увольнение и почему он на самом деле не хочет уходить, а также о том, как ему навязали боксеров в состав и что с этим делать после Олимпийских игр.


— Все сегодня с утра только и говорят, что о вашей отставке, новости о которой появились в СМИ. Вы действительно собираетесь уйти?

— Это было месяц назад. Когда нам не подписывали сбор, мне начали указывать — кого везти, с кем работать. Мы, пять тренеров, написали заявление по собственному желанию. Вот и все. Виталий Леонтьевич Мутко нас принял, выслушал. И сказал: «Идите работайте, а после Олимпиады будем разбираться». Это, наверное, нужна какая-то сенсация кому-то... Никто никуда не уходит, я с командой буду и в радости, и в горе. У нас еще идут Олимпийские игры! Надежда еще есть.В весе 91 кг Евгений Тищенко перебоксировал двухкратного чемпиона мира Клементе Руссо и обеспечил бронзу.А Владимир Никитин уверенно прошел Бо Варавару из республики Вануату в весе 56 кг.

— Некоторыми ребятами вы были недовольны, говорили, что они как туристы приехали в Рио... Кем именно? 

— Не хочу говорить. Но на сегодняшний день я доволен только двумя боксерами — Василием Егоровым (49) и Адланом Абдурашидовым (60), которые сделали все, что от них зависело. Вы видели — они все синие с ринга вышли, с «сечками». Они отдали все, что у них было. Этими двумя я доволен, а остальными, кто проиграл, я не очень доволен. Поэтому будут сделаны выводы и предложения. Будем дальше идти, что делать.

— Что будете делать после Олимпиады с тем, что вам навязывают боксеров в состав? 

— После Олимпиады будет чемпионат России, думаю, будет конференция, пройдут собрания и совещания. Будем высказывать свои мнения. Потому что я считаю, что главный тренер несет ответственность за команду, и он должен принимать решение по составу. И оттуда — либо хорошее выступление, и его благодарят, либо плохое — и значит, его журят, идет отставка и все остальное. Поэтому все еще впереди.

— Вы бы хотели продолжить работу со сборной?

— Да, конечно, тем более нынешний состав, который подходит — очень хорошие ребята, у них огромное желание, они прямо рвут! И главное — они человечные! Всегда скажут «доброе утро», пожелают приятного аппетита. Это немаловажный фактор. А когда идет мимо даже чемпион с кислым лицом — он «великий»! Это мне не нравится. Я всегда приводил в пример молодым ребятам старших, чтобы они равнялись на чемпионов наших. А потом, когда вся эта ситуация случилась — и цахкадзорские, и кисловодские, и сочинские сборы — ко мне молодежь пошла: "Александр Борисович, на них равняться? Да мы не хотим на них равняться. Посмотрите, как они себя ведут — не здороваются, нос воротят... Они себя считают великими". Поэтому так.

Двумя боксерами я доволен - они отдали все, сделали все, что от них зависит. Считаю, Василия Егорова прижали, потому что первый и третий раунд он выиграл, это железно. Есть нюансы, мы знаем, почему это случилось, будем разбираться.

— Как будете в таком случае бороться в будущем с тем, что вам кого-то навязывают в состав?

— Будем встречаться, разговаривать, обсуждать... Будем ставить друг другу условия: будет или так, или так.

— Как считаете, возможны перестановки в руководстве федерации после Игр на новых выборах?

— Не знаю, сейчас не могу сказать. Думаю, будут совещания. Думаю, по-любому какие-то изменения будут, потому что так дальше продолжаться не может.

— Вам эмоционально было тяжело ехать в Рио с таким грузом, с «пассажирами»?

— Конечно, тяжело. То, что я улыбаюсь... У меня в душе кипит знаете как! И я, что интересно, ничего не могу сделать... Но ничего страшного, жизнь продолжается. Как крыса с тонущего корабля я не побегу: или мы добьемся своего с командой, все, что можно здесь, надо выжать, медали нам надо забрать, или мы утонем все вместе. Держаться все вместе до последнего будем.

Я с ребятами поговорил, конечно. Немножко жестко поговорил, сказал: мы все в одной лодке. Мы сейчас не должны делить шкуру неубитого медведя, ее будем делить, когда все закончится — кто прав, кто виноват. Сейчас мы должны быть командой и помогать друг другу.

Те же ирландцы, американцы, англичане — все болеют друг за друга! Мы сейчас взяли флаги, ребята объединились, чтобы болеть за своих спортсменов.

— Как считаете, почему нет команды?

— Знаете как... Многие уверовали, что они выиграли мир, и, значит, выиграют Олимпиаду. Это я все проходил. Уверовали, что они лучшие — но Олимпиада

это совершенно другое. И Олимпиада показала, что когда мы едины, мы непобедимы. А когда мы как лебедь, рак и щука, то хорошего ничего не будет.

— Вы как главный тренер как-то ребят собрали?

— Все, что от меня требуется, и от тренерского коллектива, мы делаем. Понятно, что и разговариваем. Сейчас я, конечно, уже чуть сглаживаю ситуацию. Сказал, что та ненависть и злость, которая есть — пусть даже на меня, можете даже меня материть, конечно, в душе — ее, будьте любезны, отдайте в ринге. А потом будем разбираться.

— С медальным планом в такой ситуации справимся? 

— Будем стараться, пока шансы есть еще.

 

Назад в раздел